Догонит ли Ахиллес Савранского?

30.05.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

Центр городской экономики КБ «Стрелка» выступил с громким заявлением. По мнению урбанистов, отечественные города-миллионники (их в России насчитывается 16) достигнут уровня развития Москвы только через сто лет. Вековой срок — ​это по-нашему. Опытные, тертые жизнью россияне понимают: в переводе на доступный язык подобное означает «никогда»…

Правда, аналитики оговариваются: флагманы роста (Екатеринбург, Санкт-Петербург, Казань, Уфа, Самара и Краснодар) подтянутся к Москве‑2017 лет за десять, отстающие (Воронеж, Омск, Челябинск, Новосибирск, Волгоград, Ростов-на-Дону, Пермь, Красноярск и Нижний Новгород) — ​уже за двадцать. Но и столица вряд ли будет дожидаться преследователей: умчится далеко вперед. Так догонит ли Ахиллес черепаху? Вопрос, занимавший древнегреческих метафизиков, спустя три тысячелетия получил актуальность в ином контексте.

Кстати, в позднем СССР ходило мнение, что построение коммунизма к 1980-му все-таки случилось, только назвали его Олимпиадой (для жителей столицы она действительно воплотила многие мечты об изобилии и порядке). Сегодня эта шутка вновь уместна, поскольку невероятный отрыв Москвы от периферии заложили именно тогда, в советские годы.

Конечно, и до 1917-го Белокаменная конкурировала со столичным Санкт-Петербургом, пусть и несколько уступая тому по промышленному потенциалу и парадному блеску. Но именно «в Москву, в Москву», как к олицетворению земного рая, стремились чеховские героини. А после революции Первопрестольная и вовсе стала магнитом для жителей самых далеких окраин. Сюда вскоре переехало правительство Советской России, здесь стартовала индустриализация — ​и явился первый и главный град огромной страны с запредельным по тогдашним меркам уровнем снабжения.

Когда же в начале 90-х СССР угодил в пропасть экономического и морального кризиса, главный наш мегаполис также оказался на грани катастрофы: москвичи за сорок наверняка помнят принцип «если руки мыли с мылом — ​пейте чай без сахара», драки в очередях за водкой, перевернутые табачные ларьки и пустые прилавки. Но столичный запас прочности удержал ситуацию, а накопленный человеческий потенциал затем дал городу возможность остаться лидером по качеству жизни. И люди устремились туда еще активнее, нежели в советские годы.

Статус делового и финансового центра России позволяет Москве аккумулировать огромные средства, инвестируя их в дальнейшее развитие. Воплощать все новые программы благоустройства, поддерживать мощнейшую социалку, субсидировать или выводить за городскую черту промышленные предприятия. А присоединение новых территорий и реиндустриализация с упором на высокие технологии еще более ускорили разбег Москвы. Частные и государственные технополисы, индустриальные парки, инновационные кластеры плодятся, словно на дрожжах, привлекая резидентов (коим полагаются весомые налоговые и арендные льготы) и формируя современные «промзоны»: уже не дымящие трубами, а жужжащие миллионами серверов. «Правила игры» достаточно жесткие, но они разработаны и соблюдаются: почти 2,5 трлн рублей вложений в основной капитал в прошлом году, рост в два раза за шесть лет — ​показатель невероятный.

Бюджет столицы равен четырем бюджетам Санкт-Петербурга. Екатеринбург «беднее» в 60 раз, Воронеж в 150… Какое уж тут сокращение отрыва? Москва служит одним из главных «доноров» федерального центра, вливая туда колоссальные объемы налоговых поступлений, перераспределяющихся затем в пользу семи десятков дотационных регионов. Вспоминается фраза из советского киношедевра: «Догнать Савранского? Это утопия…»

Но все-таки каким образом другим городам подтянуться к Москве? Или можно поставить вопрос иначе: надо ли это делать в принципе? В США ведь тоже есть свои флагманы, далеко оторвавшиеся от прочих штатов. Валовой продукт Калифорнии, к примеру, больше, чем у целой Франции, и примерно в 15 раз опережает ВВП какой-нибудь Оклахомы. Однако дело в том, что зависящий от экономических показателей уровень жизненного комфорта даже в штатах-аутсайдерах в Америке весьма высок, поэтому и не вызывает у населения особых нареканий.

Задачи «догнать Савранского» перед нашими миллионниками не стоит. А вот разрыв в экономическом развитии сокращать необходимо — ​от него зависит качество жизни. Но рецепт заключается вовсе не в перераспределении средств федерального бюджета, он не бездонный. Важно научиться привечать малый и средний бизнес, привлекать на свои территории инвестиции, по-иному — ​никак. Если получится — ​постепенно сгладится и перекос.

Реализуемые в последние годы грандиозные проекты — ​Олимпиада, мундиаль, Универсиада и т. п. — ​это в первую очередь средства создания инфраструктуры и повышения качества жизни, что немедленно увеличивает и инвестиционную привлекательность. Хрестоматийный пример — ​небольшая Калужская область с населением меньше московского административного округа сумела за два десятилетия перебраться из статуса депрессивного аграрного субъекта почти что в доноры федерального бюджета. Власти создали здесь идеальный бизнес-климат: ходят слухи, что при знакомстве губернатор Анатолий Артамонов дает каждому крупному инвестору свой мобильный номер, предлагая обращаться в случае проблем напрямую. Правда это или нет, но еще лет десять такого развития — ​и Калуга вплотную приблизится к столице как минимум в плане комфорта жизни.

В общем, при всех очевидных минусах традиционной отечественной централизации, возможности для развития регионов нынче есть: нужно их искать и реализовывать, а столице при этом быть менее хищной в своих амбициях. И тогда аналитики КБ «Стрелка» порадуются ошибочности собственного прогноза. Ну, если не они, так мы точно.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть