Свежий номер

Европарламент‑2019: пейзаж после выборов

28.05.2019

Сергей БИРЮКОВ, политолог

Выборы в Европарламент, прошедшие 23–26 мая, принесли неоднозначные результаты, выразив растущее среди европейцев неприятие той ситуации, что сложилась на Старом континенте.

Голосовали на фоне кризиса экономики и политинститутов, а также значительного числа нерешенных проблем: миграционных бед, конфликта с США, путаницы вокруг Брекзита, иранской нестабильности и споров относительно «Северного потока — ​2». Наконец, на фоне весьма непростых отношений с Россией, которую некоторые западные политики тщетно пытались обуздать санкционным давлением.

Сегодняшняя Европа не слишком уверена в себе; она потеряла прежние основания устойчивого существования. А добавляющиеся внутренние проблемы лишь усиливают беспокойство. Как результат, явка на последних выборах ощутимо превзошла показатели 2014-го, составив 50,5 процента. При этом следует помнить, что голосование в Европарламент не имеет судьбоносного значения, но является своего рода консультативным референдумом, демонстрирующим отношение граждан к политическим силам и программам.

Накануне голосования многие эксперты прогнозировали едва ли не «финальную битву» между евроскептиками и «правыми» популистами, с одной стороны, и приверженцами «общеевропейских ценностей» — ​с другой. Выборы состоялись, но говорить об однозначной победе «проевропейских» или «антиевропейских» объединений нельзя — ​пейзаж выглядит куда более пестро.

Главная неожиданность — ​ощутимое снижение представительства правоцентристской Европейской народной партии (ЕНП), имевшей крупнейшую фракцию в составе Европарламента и амбициозные планы. «Народники» получили 177 кресел вместо прежних 218. Их лидер Манфред Вебер, обещавший заблокировать «Северный поток — ​2», теперь, очевидно, снизит накал риторики. В свою очередь, в составе будущей фракции ЕНП усилится влияние политиков, стоящих на правоконсервативных позициях и дружественных России, — ​прежде всего однопартийцев действующего венгерского премьера Виктора Орбана.

Вторая «почти сенсация» — ​сокращение фракции европейских социал-демократов (147 мест взамен прежних 186). «Левоцентристы», таким образом, расплатились за переход на позиции финансового либерализма и жесткой бюджетной экономии, а также за поддержку иных непопулярных инициатив, включая кампанию против России.

Формально две ведущие фракции Европарламента потеряли возможность сформировать необходимое большинство в 376 мандатов для избрания главы Еврокомиссии. Однако на помощь им пришли либералы, согласившиеся стать участником «коалиции большинства». Представляющий их интересы «Альянс либералов и демократов за Европу» увеличил представительство на 38 мест и оказался третьей по численности депгруппой. Это свидетельствует о том, что немалая часть избирателей (к примеру, в тех же Нидерландах) до сих пор не разочаровалась в либеральных ценностях и «либеральной альтернативе».

В роли «троянского коня» выступили и представители блока «Зеленые» — ​«Европейский свободный альянс», обращавшиеся к электорату с позиций радикализма и «левого» либерализма. Их фракция теперь расширится до 70 (плюс 18) депутатов и также войдет в «коалицию умеренных».

Меж тем по итогам выборов заметно усиливают присутствие в Европарламенте националисты и евроскептики («Европа наций и свобод»), призывающие отменить экономически невыгодные антироссийские санкции и ужесточить миграционную политику. Во Франции, в частности, успешно выступило «Национальное объединение» Марин Ле Пен, получившее 22 из 74 мест по французской квоте.

Главным же триумфатором из числа сторонников «Европы наций» по праву считается итальянская «Лига» (экс-«Лига Севера»), получившая 26 депутатских мандатов. Подобный успех позволяет ее лидеру Маттео Сальвини претендовать на роль объединителя всех парламентских «евроскептиков», включая участников других партийных альянсов (ту же «Альтернативу для Германии» (отныне у нее 11 депутатских кресел вместо одного). Ожидаемый совокупный результат «несистемных правых» — ​не менее 10 процентов голосов — ​превращает их в весомую силу в новом составе палаты.

Похоже, что представителям парламентских партий теперь будет сложнее найти компромисс друг с другом. В основном по причине уменьшения численности фракций, ранее выполнявших роль своеобразного буфера — ​например, «европейских консерваторов и реформистов».

По итогам выборов право- и левоцентристы предсказуемо потеряли поддержку части электората, но смогли сохранить позиции благодарю союзу с либералами и «Зелеными». Избиратели ожидаемо поддержали радикалов, однако те оказались достаточно разнородными, и им будет трудно объединиться для существенного влияния на политику. Не слишком популярные, но искушенные представители истеблишмента ЕС сумели смягчить результаты протестного голосования, создав более широкую коалицию за счет очередных «младших партнеров».

Времена «европейских романтиков», подобных покидающему свой пост Жан-Клоду Юнкеру, прошли. Но избиратели, заметившие отсутствие у политических элит воли и способности к решению большинства проблем, пока не нашли им альтернативы. Ни одна из традиционных идеологических сил не может объединить сегодня Старый континент, поскольку не видит путей спасения «европейского проекта» либо не желает их искать. Последнее, впрочем, вполне устраивает евробюрократов, привыкших к «тихим играм» и лавированию между течениями.

Так что торг с Россией поведет все тот же либеральный и умеренно-консервативный европейский истеблишмент, разбавленный новыми фигурами, включая и очевидных русофобов. Под давлением усилившихся евроскептиков и популистов они, правда, буду вынуждены смягчить свою позицию. Поэтому тактические компромиссы в отношениях Москвы с ЕС возможны и даже неизбежны — ​однако серьезных подвижек в сторону улучшения диалога нам ждать не стоит.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел