Латвийские грабли

28.05.2019

Владимир ЛИНДЕРМАН, общественный деятель

29 мая станет известно имя следующего президента Латвии. На этот пост претендуют трое: член Европейского суда Эгилс Левитс, действующий омбудсмен Юрис Янсонс и депутат сейма Дидзис Шмитс.

Согласно конституции, главу государства выбирает парламент (сейм). Всего в нем сто депутатов, и требуется получить 51 голос. Левитса поддерживают партии правящей коалиции, то есть на данный момент у него «в кармане» 55 депутатских «да». В оппозиционном «Согласии», имеющем самую большую фракцию, отмечают, что не видят в этом трагедии. Из чего следует, что партия Нила Ушакова либо воздержится, либо разрешит своим депутатам свободное голосование. Выходит, интрига отсутствует: имя нового президента фактически известно. Кто же такой Эгилс Левитс? Прежде всего, идеолог латышского национализма, один из создателей нынешней системы дискриминации русских жителей Латвии.

Когда в 1991 году республика получила независимость, перед местными националистами встал вопрос: каким образом не допустить русских к власти? Учитывая тогдашний национальный состав населения, свободные выборы могли дать почти половину голосов русским депутатам. Принудительно выдавить из страны удалось лишь военных и их семьи, но как быть с остальными?

Левитс, юрист с европейским опытом, предложил креативное решение. Суть его в следующем. Годы пребывания Латвии в составе СССР объявлялись периодом «оккупации» и как бы исключались из истории. Образно говоря, напрямую из страны 1940-го в страну 1991-го перекидывался мостик, а под ним бушевали темные воды незаконного оккупационного режима. Отсюда следовало, что автоматически латвийское гражданство могут получить лишь имевшие оное до Второй мировой и их потомки. Всем остальным — ​тем, кто приехал после, а также их детям и внукам — ​присваивался статус «негражданин Латвии».

Что он означает? «Негражданин» — ​не иностранец, его нельзя, например, выслать из страны. Но у него нет целого набора прав (в том числе избирательного). В частности, была сведена к минимуму юридическая возможность для неграждан участвовать в приватизации, им запрещалось получать ряд профессий и занимать многие должности. Правозащитники насчитали около 80 пунктов, по которым ущемлялись неграждане.

Таким вот способом решили вопрос оттеснения русских от политической власти и раздела бывшей госсобственности. Русское сообщество поделили на «потомственных» и «понаехавших». Изобретение статуса «негражданин Латвии» — ​заслуга Эгилса Левитса. Тут требовалось тонкое юридическое крючкотворство, игра на грани возможного, чтобы не вызвать недовольства в Европе. Левитс с данной задачей справился.

Весом и его вклад в создание концепции «Латвия для латышей», он является автором преамбулы к основному закону. Весьма знаковой и системообразующей.

Дело в том, что в конституции, унаследованной от тех, кто провозгласил Латвию в 1919 году, латышская нация никак не упоминалась. Первоначально в ней оперировали понятиями «граждане Латвии» и «народ Латвии». Естественно, у русских возникал вопрос: если все, живущие в стране, — ​единый народ, то почему мы ограничены в правах?

Дабы снять подобные вопросы и объяснить русским, что они живут в чужом государстве, пять лет назад была принята преамбула к конституции, которая недвусмысленно определяла Латвию как страну, созданную и существующую исключительно в чаяниях титульной нации. Интересы нацменьшинств соблюдаются здесь лишь в той степени, в какой они не противоречат интересам латышей.

Преамбула стала юридической базой для принятия антирусских законов. Последний пример — ​решение Конституционного суда, одобрившее полный переход русских школ на латышский язык. И оно, это решение, в первую очередь опиралось на состряпанный Левитсом документ…

Сейчас кандидатуру Левитса поддерживает вся правящая коалиция, он всех устраивает. Для радикальных националистов это человек, внесший реальный вклад в создание «Латвии для латышей». Для умеренных — ​юрист с международным опытом, умеющий завернуть воинствующую русофобию в политкорректную европейскую упаковку.

Стоит добавить, что впервые за постсоветский период президентом Латвии, вероятно, станет человек со столь четко выраженными националистическими взглядами. Большинство предыдущих лидеров слыли людьми с «родимыми пятнами» советского прошлого. Пусть робко и вяло, шаг вперед, два назад, но они все же пытались наладить отношения с местными русскими, найти определенный компромисс. Особняком стоит разве что канадская гражданка Вайра Вике-Фрейберга, но и она не являлась столь последовательным адептом «Латвии для латышей», как Эгилс Левитс.

К слову, в биографии последнего есть любопытный факт, который он старается особо не афишировать. Его дедушка и бабушка по отцовской линии были евреями, которых латышские нацисты сожгли в рижской хоральной синагоге 4 июля 1941 года. Слово «латышские» отнюдь не оговорка. Немцы тогда едва вошли в Ригу и еще не успели основательно приступить к «решению еврейского вопроса». Это была самодеятельность людей из команды Арайса — ​так впоследствии стали называть подразделение вспомогательной полиции под руководством Виктора Арайса, чьей основной задачей стало уничтожение евреев.

Сегодня в Латвии те, кто служил нацистам, провозглашаются национальными героями. Яркий пример — ​недавняя реабилитация Генпрокуратурой Герберта Цукурса, офицера из команды Арайса, по сути, его «правой руки». Эгилс Левитс является ведущим идеологом данного националистического «возрождения». Все окончательно встает на свои места; вот только что бы сказали сожженные заживо предки будущего латышского президента?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть