Старикам здесь место

23.05.2019

Станислав СМАГИН, публицист

Новомодный прогрессивный психолог Люция Сулейманова (вообще новомодные прогрессивные люди разного кроя имеют у нас особенность носить необычные имена) в телеэфире призвала не уступать пожилым людям место в метро и так бороться с возрастной дискриминацией. «Я не раз замечала, какое унижение испытывают люди старше пятидесяти лет, когда им подчеркнуто пренебрежительно или под давлением социальной пропаганды уступают места в общественном транспорте. Это крайне негативно сказывается на их психическом здоровье, зачастую приводит к глубочайшим внутренним кризисам и даже самоубийствам. Еще недавно эти люди были на гребне волны, работали над важными проектами, прекрасно выглядели и были полны сил. А теперь на них смотрят с жалостью», — ​отметила психолог.

Классики русской общественно-политической мысли еще в позапрошлом веке — ​до того, как был описан и сформулирован феномен карго-культа, — ​подмечали, что отечественный прогрессизм, в первую очередь либеральный, фактически этим самым карго-культом и является. Солидно одетые люди с холеными лицами прыгают с бубнами в руках вокруг маленькой подчиненной части определенного явления или вообще одного только его названия, надеясь, что благодаря подобным манипуляциям к их ногам упадет все явление в целом. Так, в 90-х и начале нулевых прогрессивная общественность неистово требовала введения «институтов» как залога благополучия страны, хотя, кажется, слабо понимала даже, чем институты как социально-политический феномен отличаются от научно-образовательных структур с аналогичным названием. Теперь вот пришла пора нового чаемого гаранта всеобщего благосостояния и счастья — ​прав меньшинств и дискриминируемых групп, с которыми вытанцовывают так же неистово.

Справедливости ради, защиту подобного рода прав изначально жутко изувечили на их родине, Западе, где здравую и праведную по симпатичной вывеске идею превратили в чудовищную тоталитарно-репрессивную идеологию, не улучшающую общество, а измывающуюся над ним, выкорчевывающую его фундаментальные понятия. Однако российские прогрессисты со свойственным неофитам рвением умудряются провести вторичное извращение, вытряхнув из правозащиты последние оставшиеся положительные элементы — ​как в случае с требованием не уступать место пожилым. В результате получается повторение старого анекдота про жену, которая жалуется мужу, мол, черное ее полнит, а тот резонно замечает, что дело не в цвете, а в неистовом поглощении пищи. Ведь не вежливость в транспорте оскорбляет наших стариков — ​как правило, наоборот, а прежде всего негативная социальная среда, условия жизни и прочие тому подобные «мелочи».

Что такое борьба с возрастной дискриминацией в США? Это, например, отстаивание права пожилого человека не быть отсеянным при приеме на работу, особенно когда речь идет о трудовой деятельности, плохо вяжущейся в глазах обывателя с почтенными годами. Скажем, женщина под шестьдесят может добиться вакансии стюардессы. Кому-то с нашей колокольни это покажется диковатым и смешным. Но именно так ведется борьба за право дать пожилому сверх того, что шаблонно полагается ему по возрасту. А вот отнять место в транспорте из уважения к сединам, точнее, чтобы продемонстрировать якобы незаметность этих седин… Глупость какая-то. Да, некоторые пенсионеры не только на Западе, но и у нас действительно обижаются на проявленное подобным образом сочувствие, их это душевно ранит. Однако таких, будем объективны, весьма немного, и потом, что называется, на глаз можно определить, каких лет человек уж точно не оскорбится доброму заботливому жесту.

Наконец, есть здесь одно немаловажное обстоятельство — ​внешнее по отношению к пожилым. Уступать им место — ​один из последних несомненных обычаев нашего раздробленного атомизированного общества, одна из наших, не побоюсь затрепанного пафосного слова, «скреп». Да, слово «несомненный», к сожалению, уже и тут не совсем применимо: многие сограждане на нормы морали плюют, а она сама извращается. Однако большинство из нас пока ей охотно следуют или же, если сами стоят, просят подняться кого-нибудь из сидящих молодых людей.

Думаю, почти у каждого был такой опыт. Иные из тех, кого просишь, реагируют агрессивно, но зачастую, напротив, визави вскакивает смущенно, торопливо и с готовностью, дескать, как я сам-то не додумался и не заметил (нередко действительно просто не заметил). И между тобой и уступившим пробегает секундная, но положительная искра: вы, незнакомые друг с другом соплеменники, вместе сделали маленькое доброе дело. А на этом в том числе строятся последние бастионы, уберегающие общество от деградации.

Повторю то, что говорил всегда: не надо пропагандировать, учить, особенно детей, индивидуализму, рвачеству, «хатаскрайничеству» — ​худшим проявлениям падшей натуры или животного начала. Все это в человеке и так сильно, оно обязательно попытается прорваться и взять свое — ​дай только возможность. Учить же надо альтруизму, взаимопомощи, разного рода социальным условностям, каждая из которых сама по себе на первый взгляд кажется мелочью, но в сумме с остальными, точно каркас, удерживает здание цивилизации.

И то, что разрушение основ под звуки бубнов нижнего мира пропагандируется как путь к благу (подчас вполне искренне), может отчасти служить оправданием, но никак не поводом выполнять декларируемое. Даже чертенок № 13 из одноименного мультфильма понял, что такой путь — ​дорога в никуда. Мы же не черти, а люди — ​по крайней мере, стараемся быть ими. Так что вместо кипящих котлов лучше выдворять друг друга на свободные места в транспорте, помня, что забота о ближнем проявляется именно в так называемых мелочах.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть