Помнить Одессу

02.05.2019

Артём БУЗИЛА, украинский журналист

Пять лет назад в Одессе погибло 48 человек (6 одесситов на Греческой площади, а позже в Доме Профсоюзов — ​42). Организаторы и убийцы той трагедии до сих пор не наказаны…

Бойня в Доме профсоюзов произошла 2 мая. И эта дата украинскими властями и подконтрольными им боевиками была выбрана неслучайно. На Одесчине, где я родился и жил до чёрных событий, в начале майских праздников среди местных жителей действует негласное правило: с семьями и друзьями они выбираются на природу, желательно к морю, чтобы отдохнуть от суеты. Город пустеет и — ​становится уязвимым.

Я и сам 2 мая рано утром уехал из Одессы в курортный посёлок Затока, что в 70 километрах от города-героя, не взяв даже рабочий мобильный телефон. Хотя политическая жизнь города и страны кипела уже более полугода. Сначала Майдан, затем свержение Януковича, отход Крыма, Русская весна, уже начавшееся противостояние в Одессе. Так что дел хватало — ​я руководил крупным региональным изданием и ежечасно освещал события. Но тогда, 2 мая, мне, как и многим, хотелось отключиться от всего — ​отдохнуть.

Однако чуть позже полудня меня нашли через общих знакомых, даже без телефонов — ​лично: сообщили, что в городе начались побоища и столкновения. Тогда казалось, их можно ещё было остановить, но местным властям, похоже, дали иное задание. Ровно стоящие милиционеры, наблюдающие, как заживо жгут людей, запертых в пламенеющем здании — ​тому подтверждение.

События разворачивались молниеносно: Антимайдан, казалось, берёт верх, затем перелом на Греческой площади, поход боевиков на Куликово поле, сожжённый Дом профсоюзов, 48 смертей. Всё случилось настолько быстро, что националистический блицкриг просто не укладывался в голове. Люди отказывались принимать произошедшее.

Помню, красноречивую реакцию фотографа моего издания, когда я попросил его прокомментировать произошедшее. Попросил уже вечером, после трагедии. Ответ его был безапелляционен: «Оставь меня в покое, я больше никаких материалов давать не буду, на моих глазах из окон выпало несколько десятков человек…» 2 мая 2014-го, без сомнения, стал самым чёрным днем в моей жизни. И не только моей. Пять лет назад для сотен тысяч граждан стало ясно: не существует никакого «одного украинского народа». Есть люди и нелюди.

Одесса ещё попыталась отреагировать на произошедшее. Десятки тысяч людей 4 мая отбили штурмом из местного СИЗО задержанных полицией антимайдановцев. Огромные массы одесситов прошлись центральными улицами города 9 Мая, в День Победы. Но радикальных акций отмщения не последовало, ситуация утихомирилась.

Однако затем и ужесточилась. Правда, не для палачей, а для жертв. Киев прислал в Одесскую область нового губернатора, сменилось руководство местных силовых структур — ​радикалам развязали руки. Движение Антимайдана, наоборот, лишилось лидеров: некоторые были вынуждены покинуть регион или страну, других задержали правоохранители…

Скоро Куликово поле, где произошла трагедия, превратилось в ритуальное место собрания для родственников погибших, но больше никогда не использовалось для проявления гражданской позиции несогласных с властями. Дом профсоюзов стоял заколоченный, мёртвый, а доски с лицами погибших регулярно уничтожались и возвращались на место вновь.

Антимайдановцев преследовали; те же, кто сжигал людей, оставались нетронутыми и возводились государством и его пропагандой в ранг героев. Единственный из подозреваемых с так называемой «проукраинской» стороны, Евгений Ходияк, какое-то время отсидел за решёткой, после чего благополучно вышел на свободу, а следствие рассыпалось. Никаких иных серьёзных попыток привлечь к ответственности сторонников евромайдана не предпринималось.

Несмотря на призывы международного сообщества, никто из реальных виновников наказания не понёс. Реально это не выгодно ни Западу, ни Киеву. Более того, для последнего это чревато последствиями, потому что радикалы напрямую аффилированы с украинской властью.

А вот антимайдановцев продержали за решёткой более трех лет, после чего уже вторая коллегия судей их оправдала. Хотя радикалы и неонацисты активно препятствовали проведению заседаний, давили на судей, избивали подозреваемых. Наиболее «опасных» фигурантов Сергея Долженкова и Евгения Мефёдова тут же «закрыли» повторно, по надуманному обвинению в сепаратизме. В общем, был бы человек…

Чудовищно, в XXI веке в стране, пережившей ужасы немецкой оккупации, нелюди, не таясь и позируя на телекамеры, выкрикивая человеконенавистнические лозунги и добивая лежачих, расправились с политическими оппонентами с патологической жестокостью, свойственной настоящим палачам и фашистам. Как и эсэсовцев, убийц в Одессе направляли презрение к чужим, не таким, как они, и уверенность в собственной исключительности.

Тем отвратительнее «патриотическое» беснопение, что, мол, не будь бойни в Одессе — ​и область, и вся страна получили бы развитие событий как на Донбассе. Это не только гадко, прикрывать убийство некоей извращённой логикой, но и лживо. Именно бойня в Доме профсоюзов привела к кровавым событиям на юго-востоке Украины. Донецк и Луганск на примере Одессы увидели, чем может закончиться попытка удовлетворить свои политические требования мирными методами — ​и взялись за оружие.

Через год после трагедии, 29 апреля 2015 года, лично меня обвинили в совершенно бредовом проекте Бессарабской народной республики, сфабриковали состав «преступления» и отправили за решётку на 11 месяцев. К слову, со многими фигурантами дела 2 мая мы находились в одной камере. Так боролись с теми, кто хотел добиться правды об одесской трагедии и сохранить о ней память. Ведь именно этого и боится украинский режим (неважно, кем он представлен). Его задача вымарать из сознания народа одесские события. И помнить о них, искать истину (пусть и через 5, 10 лет) — значит обличать фашизм прошлый и предотвращать фашизм будущий.

Тем более, что на Украине этого делать, похоже, не собираются. Прошло уже пять лет, а конструкторы преступления до сих пор живут в комфорте и безопасности. Изменится ли что-то после поражения команды Порошенко? Вряд ли. В речах Зеленского 2 мая 2014-го не занимает вообще никакой повестки. И учитывая идеологический контекст новоявленного президента, не стоит рассчитывать на какие-либо подвижки в следствии и суде. Да и международная общественность не слишком-то спешит давить на Киев в вопросе интенсификации расследования.

C другой стороны, конечно, общеполитическая ситуация рано или поздно изменится. Но вряд ли организаторы и исполнители окажутся на скамье подсудимых. Скорее, с приходом новой власти с убийцами просто расправятся, как это сделали американские войска и узники Дахау при освобождении лагеря. И вот что печально: многие — ​в том числе, и я — ​не были бы радикальными противниками такого поворота событий.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть