Зеленский на распутье

25.04.2019

Петр АКОПОВ, публицист

Избрание Владимира Зеленского президентом Украины стало приговором не только Петру Порошенко, но и всему местному политикуму, правящему страной с момента распада СССР и после развала, в 2014 году, уже самой незалежной. При этом бывший комик, как настоящий лицедей, никому не показывает своего истинного обличья — ​люди видят в нем нового человека из народа, который наведет порядок и покарает элиту. Самая хитрая же часть последней рассматривает «кандидата Зе» не только как союзника в бесконечных олигархических войнах, но и как возможность сделать «проект Украина» менее рискованным и более устойчивым, тем самым повысив свою личную капитализацию.

Вся тактика Петра Порошенко во главе самостийной, наоборот, заключалась в нагнетании истерии: игре на обострение отношений Запада и России, запугивании русской угрозой — ​в надежде, что это сплотит электорат и даст Киеву поддержку извне. Но украинцы устали от жизни в «осажденной крепости». Западные же партнеры не готовы сохранять конфликт с Москвой вечно. Чтобы выйти из тупика Зеленскому предстоит вернуть доверие к власти (а это возможно сделать, лишь изменив сами принципы государственного устройства), попутно активнее интегрируясь в атлантические и европейские структуры. Если обе задачи не будут выполнены, то Украина неминуемо вернется к ориентации на Россию.

Теоретически у Зеленского есть шанс сохранить страну в нынешнем, относительно независимом, статусе. Первый путь — ​федерализация, предложить Донбассу реальную автономию и самоуправление, после чего начать его медленное возвращение в украинское политическое поле. По сути, получится новое образование, которое продолжит балансировать между Евросоюзом и Россией. Минус в том, что как только Зеленский отважится на реальные переговоры с лидерами непризнанных республик, ему тут же устроят майдан в центре Киева, причем даже не отмороженные националисты, а некоторые из «оппозиционных» олигархов, которые сочтут момент удобным для смены режима.

Второй путь — ​решительно порвать с Донбассом, отказаться от желания вернуть Крым. Формальные условия для вхождения в НАТО и ЕС тогда будут соблюдены. Вариант не только неосуществимый по внутренним причинам (он приведет к майдану, инспирированному уже нациками), но и крайне рискованный с точки зрения внешнеполитической — ​вряд ли Штаты и Германия с Францией согласятся взвалить себе на шею столь тяжелую и бестолковую ношу. Чисто экономически Украина им не нужна, весь ее смысл для них состоит в том, чтобы служить этаким приграничным антироссийским форпостом. При этом активная конфронтация Москвы и Киева также выгодна Западу — ​но лишь самой радикальной части тамошних элит.

Логично предположить, что, в условиях неопределенности в лагере партнеров, Зеленский, подобно своему предшественнику, продолжит играть на противоречиях России и Запада. Но вместе с тем Киев существенно сменит официальную риторику и не станет увиливать от переговорных форматов. Зеленский — ​актер и, безусловно, попытается использовать свои таланты на президентском поприще, будет выглядеть открыто и преувеличивать успехи в дипломатии.

Как отреагирует Москва? Не думаю, что Кремль примет все это за чистую монету, ибо в интересах нашей державы не пустопорожние споры и формальные договоренности, а стратегический разворот соседей в сторону Евразийского союза. В перспективе Украина не должна оставаться анти-Россией — ​просто потому, что является частью Русского мира и населена русскими людьми. Пока же, в своем нынешнем виде, незалежная несовместима с нашей национальной концепцией. Именно попытки превратить Украину во враждебное нам образование и навсегда оторвать ее от Москвы привели к событиям 2014 года…

Примечательно, что у победы Зеленского есть и аспект, затрагивающий российскую внутриполитическую повестку. «Посмотрите на нас — ​все возможно», — ​обратился избранный лидер Украины ко всему постсоветскому пространству, имея в виду результаты президентской кампании. Впрочем, данный феномен нельзя назвать чисто украинским — ​не только Трамп, но отчасти и Макрон, не говоря уже об итальянце Беппе Грилло, давно засвидетельствовали: при тотальном недовольстве правящими элитами на политическую сцену врываются представители шоу-бизнеса и телезвезды.

Однако у нас, в России, совершенно иное отношение к высшей власти — ​Путин не является частью элиты. Каким бы ни было недовольство верхами в целом или же их отдельными сегментами, представить себе комика, успешно претендующего на пост президента РФ, невозможно. Да, сатирик Михаил Евдокимов избрался в 2004-м губернатором Алтайского края, но то была прежняя политическая эпоха (назовем ее постъельцинским периодом). Тогда действовали старые правила формирования управленческого состава, а простые люди не так относились к выборам. Сейчас есть запрос на обновление номенклатуры в ряде регионов, но Кремль предпочитает работать далеко на опережение, заблаговременно создавая системы вертикального и горизонтального перемещения кадров, их выращивания и продвижения.

Естественно, отдельные случаи прихода во власть людей, не имеющих опыта, возможны — ​как показали прошлогодние плебисциты на Дальнем Востоке и в Сибири. Протестная волна, рост социального недовольства — ​и губернатором становится 30-летний партийный функционер. И некоторые партии вновь, уже этой осенью на региональных выборах, могут попытаться привлечь знаменитостей, «проживающих в телевизоре». Но все это у нас уже было и не дало серьезного бонуса. На мой взгляд, феномен Зеленского невозможен в нашей стране, поскольку, при всех проблемах нашего общества, мы живем в состоявшемся, имеющем крепкие исторические корни государстве, а не в случайно возникшем на осколках великой России образовании.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть