Альянс сжигает мосты

17.04.2019

Сергей БИРЮКОВ, политолог

Россия и НАТО прекратили сотрудничество как в гражданской, так и в военной областях. Внешне эта новость выглядит, казалось бы, вполне буднично, однако у нее есть важнейшие глубинные смыслы.

Если в памяти людей старшего и среднего поколений противостояние Москвы с Североатлантическим альянсом — ​достаточно характерная и принципиально понятная вещь, то для молодых россиян, выросших в годы «беспрецедентного партнерства» и ориентации на Запад, ситуация является новой и побуждает задуматься.

Ведь сегодня, в отличие от позднесоветского периода, мы не отделены от НАТО буфером из союзников по Варшавскому договору, а представители блока утверждают свое влияние во многих странах ближнего зарубежья. Признаками утраты доверия и прощупывания возможностей противника все чаще становятся военные корабли — ​наши и натовские, соприкасающиеся пока в нейтральных зонах, а равно и учения, проводящиеся в непосредственной близости от вероятного театра боевых действий. В подобной ситуации даже минимальный диалог сторон видится необходимым — ​и отказ от него именно сейчас не может не вызывать тревогу.

При этом тезис о трещинах и расколах внутри НАТО — ​будь то намерение Трампа провести аудит организации, планы по созданию европейской армии под эгидой Парижа и Берлина или же регулярное фрондирование на южном фланге альянса (Греция, Италия, Турция) — ​не должны вводить нас в заблуждение и самоуспокоение. Ибо плохо управляемый, но все еще остающийся единым потенциальный противник, подобно раненому зверю, несет в себе едва ли не большую угрозу.

Основные задачи НАТО, поставленные в начале холодной войны, потеряли свой смысл вместе с гибелью двуполярного мироустройства. Варшавский договор приказал долго жить, блок пополнился новыми членами, но утратил глобального противника. Бюрократическая рутина затягивала альянс, постепенно ослабляя его мускулы. Когда же реальные конкуренты и угрозы заявили о себе — ​выяснилось, что НАТО без привлечения США не может провести толком ни одной более-менее серьезной операции. Даже внутри альянса начали раздаваться сомнения в целесообразности существования самой организации. Однако начавшийся в 2014 году кризис в отношениях России и Запада предоставил блоку шанс сохранить себя — ​правда, цена и последствия нового противостояния с Москвой оставались неясными.

Взаимоотношения нашей страны и НАТО развивались в течение последних десятилетий по амплитуде: случались моменты сближения и охлаждения, но никогда не доходило до полного разрыва. За двадцать лет Россия прошла путь от приглашения в альянс, озвученного британским премьером Тони Блэром после событий 11 сентября 2001 года, до нынешней ситуации окончательного прекращения двусторонних контактов.

Ситуация действительно беспрецедентна, даже в самые «горячие» периоды холодной войны подобного не было. Решающими оставались личные связи между руководством США и СССР: начиная с Карибского кризиса 1962 года, когда между Москвой и Вашингтоном установилась «красная» телефонная линия, коммуникация не обрывалась.

Нынче Запад, обвинивший Россию в «геополитическом ревизионизме», сам пошел на пересмотр отношений, не желая сдерживать себя прежними обещаниями и договоренностями. Стороны очевидно расходятся в вопросах соблюдения норм международного права, продвижения сил альянса к нашим границам, вооружения буферных государственных образований — ​не говоря уже о разведывательной деятельности и военных маневрах вблизи российских рубежей.

Главное же заключается в том, что Запад больше не видит Россию в качестве партнера по решению таких вроде бы общих проблем, как международный терроризм, и поэтому не желает идти даже на тактический диалог. План по «наказанию Москвы» после событий 2014 года в полной мере реализовать не удалось. Однако отступление выглядело неприемлемым, и противостояние пошло вглубь, превратившись в полноценную кампанию против Кремля.

Но дело и в том, что НАТО фактически нечего предложить России на ближайшее будущее, никакая совместная платформа и повестка не просматривается. Остается лишь «торговля страхом». По сути, Запад вернулся к риторике холодной войны и пляскам с чуть ли не гитлеровским тезисом «угрозы с Востока».

Что же остается в подобной ситуации России? Спокойно ожидать, пока внутренние противоречия окончательно разрушат единство Североатлантического альянса, или же приспосабливаться к реалиям «дивного нового мира», когда практически любой локальный конфликт на границе может перерасти в глобальную войну? Россия неизбежно продолжит сосредотачиваться, и основной вопрос коснется ее внутренней прочности.

Именно такое поведение представляется наиболее правильным в мире, который распадается на отдельные фрагменты прямо на наших глазах. Он перестал быть биполярным, однако и модель с единственным гегемоном — ​США — ​тоже себя изжила. Но и гармоничной симфонии великих держав нам, похоже, не видать: приходит конфликтная и запутанная ситуация, в которой преуспевают политические режимы, играющие «на повышение», поднимающие градус международного напряжения до предельных значений и стирающие грань между миром и войной. Что ж, будем сосредотачиваться, сохраняя при этом твердую волю и ясность ума.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть