Все лучшее — ​дети

31.03.2019

Станислав СМАГИН, публицист

Многие помнят историю северодвинского школьника Ивана Крапивина. Он пытался защитить мать от пьяного соседа — ​в результате получил тяжелейшие травмы головы и полтора года лечился. Увы, тщетно — ​мальчик ушел из жизни в прошлом декабре. Сразу после смерти Иван был награжден медалью «Доблесть и отвага» от Следственного комитета РФ, а на днях — ​государственным орденом Мужества.

Всё чаще наши дети совершают героические поступки — ​к счастью, большинство ребят остаются в живых. Спасала детей во время трагедии на карельском Сямозере тринадцатилетняя Юля Король. Вытаскивала из пожара сестренок десятилетняя уфимка Аделина Амирзянова. Кстати, памятный диплом ей вручали вместе с тремя земляками-ровесниками: в разное время они пришли на помощь утопающим. На самом деле, героев и подвигов куда больше — ​их десятки и сотни. Я вспомнил некоторые.

Мы часто и по-своему заслуженно ругаем подрастающее поколение. За ограниченный кругозор, лень, безграмотность, неумение отличить Георгия Жукова от Юрия Гагарина. За то, что погружены в потребительство и очарованы гаджетами, за увлечение АУЕ, поножовщину и школьный буллинг. Но, простите, ведь дети по большей части — ​это слепок. В них отражаются наши собственные ошибки и пороки, моральные увечья общества в целом. Дети лишь более открыты, честны и прямолинейны в своей неидеальности — ​для юных лет вообще характерна сочная, пугающая честность слов и действий. И да, их интеллектуальная база скуднее, а знание морально-этических норм страдает, но в первую очередь потому, что мы сами то допустили. Они не хуже взрослых — ​они такие же: хороши или плохи ровно настолько, насколько в них вложено.

И одновременно эти дети лучше нас. Порой не зная толком понятий Добро, Справедливость, Подвиг, они тем не менее реально воплощают их в жизнь. Спасая родных, близких, друзей, а еще животных и, по сути, посторонних людей.

Говоря же о Ване Крапивине, нельзя не упомянуть печальные обстоятельства — ​его мать слыла социально неблагополучной особой. Она сама пригласила соседа для совместного распития спиртного, а когда после трагедии ее лишили родительских прав — ​ни разу не навестила сына в больнице. А мальчик, умом многое понимая про мать, возможно, даже смутно осознавая, что благодарности не последует — ​все равно встал на ее защиту. Тем величественнее его подвиг.

И тут как никогда уместны знаменитые слова Василия Розанова: «Счастливую и великую родину любить не велика вещь. Мы ее должны любить именно, когда она слаба, мала, унижена, наконец, глупа, наконец, даже порочна. Именно, именно, когда наша «мать» пьяна, лжет и вся запуталась в грехе, мы и не должны отходить от нее». Такие мальчики, без холодного рационализма спасающие мать по крови, затем спасают и Родину-мать, не пускаясь в размышления, что оккупант солидней и успешней, пиво при нем будет вкуснее, а колбаски — ​длиннее и мясистее. Они делают, они любят — ​они истинные герои. И не случайно один из друзей Вани сказал: «Даже если бы в тот момент на кухне была не его мама, а посторонняя женщина, он бы все равно за нее заступился…»

Довольно часто можно столкнуться с разговорами о том, что в XXI веке на смену прежним идеологиям типа коммунизма и либерализма придет некое совсем новое, прорывное, пока еще не сформулированное учение. Прогнозируют и появление иных всемирных религий взамен старых, включая христианство. Мне подобный тезис кажется сомнительным; ведь вера в Иисуса шире формальных временных рамок — ​она про человека от момента его создания. Недаром Тертуллиан говорил, что душа по своей природе христианка, а в богословии есть понятие «добродетельные язычники» — ​люди, жившие до боговоплощения, но праведностью заслужившие спасение.

Поэтому если и посетит сей бренный мир что-то новое, то, скорее всего, окажется оно подзабытым старым, но опять обретшим цельность, ныне растащенную по идеологическим комнатушкам. Мы ведь часто говорим о «новом человеке», однако если речь здесь идет не о штучках вроде трансгуманизма, то подразумевается, как правило, вечное, в котором природное Добро усилиями всех и каждого одерживает верх над природным Злом.

Символично, что Ваня Крапивин — ​однофамилец знаменитого писателя, в своем творчестве и своим творчеством сформировавшего целую плеяду «крапивинских мальчиков». Юных и вроде бы новых, а на самом деле вечных людей, добродетельных и героических, забытых, заброшенных и забросанных толстым слоем обстоятельств и антропологического упадка, но сумевших выбраться, словно Иисус из высеченной в скале пещеры, и протрубить наступление новой эры.

Вспомним ценности, которые Владислав Крапивин записал в уставе отряда «Каравелла»: «Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня. Я никогда не обижу того, кто меньше или слабее. Всегда буду помощником и защитником младшим товарищам. Если мне когда-нибудь станет страшно, я не отступлю. Смелость — ​это когда человек боится и все-таки не сворачивает с дороги».

Таково нечто вневременное, всего лишь требующее нового дыхания. И несмотря ни на что, хочется, чтобы поколение Вани Крапивина стало этим новым дыханием… И ребятам можно будет простить, что они иногда путают Гагарина с Жуковым. Ведь они сами станут нашими новыми первопроходцами и полководцами.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть