Собачье дело

14.03.2019

PRO&CONTRA

Министерство внутренних дел обнародовало список из 69 пород собак, обладающих «генетически обусловленными качествами агрессии и силы», а значит, представляющих потенциальную опасность для граждан. Подобный документ, по сути, уточняет положения принятого в конце прошлого года ФЗ «Об ответственном обращении с животными». Одни увидели как в самом законе, так и в инициативе МВД, предпосылки для окончательного решения проблемы, другие, напротив, считают, что «друзьям человека» отныне придется совсем уж худо.



 За тех, кого приручили

Появление перечня опасных пород вызвало возбуждение как среди собачников, так и среди ярых зоофобов. Однако подобный документ напрямую следует из закона «Об ответственном обращении с животными», ставшим революционным актом для нашей юридической системы. Впервые на законодательном уровне предписано, что обращение с животными должно основываться на принципах нравственности и гуманности — ​как с существами, способными испытывать эмоции и физические страдания. Закон прямо запрещает многое, от чего во все времена у нормальных людей сжималось сердце: натравливание, собачьи бои, ветеринарную хирургию без анестезии и прочие мучения четвероногих.

Мало того, теперь юридически установлена ответственность человека за судьбу животного — ​в документ практически дословно внесена цитата из произведения Сент-Экзюпери: «Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили».

Идее принятия закона, регулирующего содержание домашних животных, а равно и диких зверей в зоопарках, цирках и т. д., уже много лет. Один только проект пролежал в Госдуме почти десятилетие. И до него совершались попытки внедрить необходимое регулирование в данную сферу — ​однако наталкивались они на 137-ю статью Гражданского кодекса РФ: «К животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное». Не слишком конкретизированные принципы вещного права, видимо, устраивали «работавших по животным» предпринимателей, и даже оговорка из той же статьи — ​«при осуществлении прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности» — ​не так чтобы отягощала бизнес-процессы: имущество, оно и есть имущество.

Но то ли уровень гуманности нашего общества вырос, то ли действующий состав Госдумы оказался в соответствующем вопросе более решительным и компетентным, нежели предшественники, — ​закон приняли. И мы впервые получили документ, который постепенно должен урегулировать порядок совместного существования людей и животных.

Теперь необходимо принимать подзаконные акты, к которым наверняка будет немало претензий. Уже сейчас одни протестуют против того, что в список опасных пород внесены шарпеи, больше смахивающие на плюшевых мишек, а другие говорят, что опасной может быть любая собака, у каждой из них, мол, 42 зуба… Закон критикуют и за некоторый идеализм: запрещен выгул псов вне мест, отведенных для этого органами местного самоуправления, а подобные места подчас трудно найти даже в городе, не говоря уж о районах.

Да, согласно соцопросам, домашние животные есть у 60 % россиян, но интересы остальных 40 % также требуют учета и защиты. Так что, как ни омрачайся сердце собачника, но поводок и намордник отныне придется применять гораздо чаще. Это, к слову, защитит домашних питомцев от собакоубийц: в соответствующей амуниции животное не сможет взять корм с отравой.

Впрочем, сами догхантеры утверждают, будто подобным образом борются с опасными беспризорными животными, выполняя работу за местные власти. Действительно, стаи бродячих псов на окраинах в России особо никого не удивляют. Борьба с ними ведется неспешно и, как правило, сводится к отлову с дальнейшим уничтожением, а в радикальных случаях — ​отстрелу прямо на улицах. Но сколько при этом погибает домашних собак, заблудившихся или выпущенных погулять? Страдают и люди, особенно дети, становящиеся свидетелями «зачисток», — ​какие при этом психические травмы они получают? Новый закон напрямую запрещает отстрелы и в целом жестокое обращение с бесхозными животными.

Рецепт решения проблемы бродячих псов известен: они отлавливаются, стерилизуются, чипируются и прививаются. Затем можно помещать их в приют и даже отпускать на волю: потеряв способность к размножению, собаки начисто теряют агрессивность. Только вот незадача: сей гуманный метод требует переустройства муниципальных служб, укомплектования их специалистами, снабжения медикаментами и вообще материального обеспечения.

Новый закон о животных вообще нуждается в постоянных финансовых вложениях, но это правильно: если государство составляет ограничивающие кинологические списки и предъявляет целый ряд требований к зверовладельцам, то и те также вправе ждать и даже требовать от государства ответственного отношения к братьям нашим меньшим. Забота эта отзовется сторицей: люди получат в ответ великую порцию бескорыстной любви от бессловесных, но беззаветно преданных существ.

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог



 Без вины виноватые

Почему-то у нас так получается зачастую, что если одна категория активных граждан сумела-таки добиться для себя некоторых преимуществ, то ей этого все равно мало и обязательно нужно оппонентов еще и унизить. Сначала вот «до последнего патрона» боролись с курильщиками, потом «наезжали» на мирных рыболовов-любителей…

Теперь активные граждане, а также депутаты и чиновники, которые на их мнение ориентируются, добрались до больших собак. Логика МВД такова: в данных породах «генетически заложена излишняя агрессивность», а следовательно, они являются либо опасными, либо потенциально опасными. А в ситуации риска, мол, для человеческой жизни граница между реальной и потенциальной угрозой едва просматривается, и лучше перестраховаться, нежели пополнять статистику жертв.

Однако если следовать данной логике, то для начала надо бы запретить автомобили: потенциальная опасность в них, если верить статистике, заложена покруче, чем у любого алабая, несмотря на всю его психическую нестабильность. А уж если сравнивать машины с угрозой, исходящей от идеально психически устойчивых немецких овчарок (они меж тем есть в «списке»), для миллионов людей уже давно превратившихся из служебных собак в компаньонов, то станет вообще неловко.

На самом же деле, все просто. Закон в принятой редакции не имеет права на существование не потому, что от бессистемного выгула крупных собак нет опасности, а потому, что он пропитан искренним неуважением к другому виду крупных и опасных хищников, а именно — ​к человеку. В подобных формулировках это унижение достоинства очень многих из нас — ​тех, которые, по мнению чиновников, настолько бестолковы, что не знают, как обращаться со своими питомцами, дабы не причинить вреда окружающим. Дескать, какой глупый народ, ни на что не способный без правильного целеполагания сверху.

Если бы перед замечательными людьми, разработчиками правоустанавливающих документов, действительно стояла задача снять проблему опасности, исходящей от некоторых пород собак, то решалась бы она по-другому. И очень просто: переносом ответственности за совершенное собакой на ее хозяина. Твой пес на кого-то набросился? Изволь присесть на столько лет, насколько он накусал: повреждения средней и менее средней тяжести — ​в уголовном кодексе все прописано. Можно даже обязать хозяина крупной собаки регистрировать пса и подписывать какое-то поручительство: любой разумный собачник на это, пусть и без особого удовольствия, но согласится… Однако у «перечня‑69», очевидно, иная цель: максимально усложнить жизнь владельцам собак и, что попахивает садизмом, самим четвероногим.

Вы только представьте себе, сколько времени, сил и денег уйдет у хозяев шарпеев на то, чтобы доказать: для этой породы намордник при активном движении на жаре — ​почти верная смерть. И что опасность пса определяется вовсе не размером: знаю немало «клоунов», способных превратить таксу в такую злобную тварь, рядом с которой ирландский волкодав, несмотря на устрашающие габариты, покажется просто добродушным теленком. Кстати, именно таксы «генетически агрессивны» по отношению к любым внешним объектам. А вот душки-ирландцы, хоть и считаются одними из самых крупных собак в мире и выглядят специфически, — ​это всего лишь не воспринимающие человека как цель без специальной подготовки охотники за живностью (не случайно официально они называются «ирландская борзая»). Но повторимся: если ее специально «по человеку» не дрессировать.

В этом и есть весь смысл происходящего: если гражданин заводит крупную собаку, то он должен принимать ответственность за ее поведение на себя. Не бывает дурных псов (оговоримся, кроме клинических случаев, но там спасает лишь усыпление) — ​зато бывают дурные хозяева. Так что пусть отвечает хозяин, а не мучается животное. Мы же не наказываем за аварию автомобиль, пусть мощный, дорогой и в спортивной комплектации. Что уж тут с собаки-то взять: божья, по сути, тварь. Или, как говорили раньше, последний ангел, посланный Богом на Землю.

Дмитрий ЛЕКУХ, писатель


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть