Кто напишет новые «Вехи»?

12.03.2019

Борис МЕЖУЕВ, философ

110-летие «Вех» в марте этого года проходит незамеченным. О знаменитом сборнике, в котором русские философы размышляли о русской интеллигенции и ее роли в истории России, пишут все реже, о нем уже не появляются новые исследования, меньше стало переизданий. Кажется, уже никто не посягает на то, чтобы создать новые «Вехи». А ведь таких попыток в истории советской и постсоветской публицистики было немало: солженицынские «Из-под глыб», перестроечный сборник «Иного не дано», постперестроечный трехтомник «Иное»… Это лишь самые известные попытки продолжения.

Сегодня «Вехи» будто утратили свою актуальность. И даже круглые цифры юбилея уже не спасают. Хотя как раз сейчас новый подобный сборник мог бы и прозвучать.

Проблема в том, что никто до сих пор, за крайне редким исключением, не сознавал всю парадоксальность данной работы. «Вехи» появились и стали медиасобытием в условиях реакции, когда первая русская революция завершилась, и, согласно общему убеждению, завершилась поражением главного действующего лица — ​левой интеллигенции. Веховцы усматривали причину в мировоззрении и духовном облике русской интеллигенции, в характерном для нее недостатке культуры, правосознания, в ее ригоризме, фанатизме, непримиримости к чужому мнению. Вскоре, всего через восемь лет, та наконец победила, пришла к власти, и соответствующие черты проявились во всей полноте в том режиме, который и был создан ее крайними представителями по итогам победоносных революций 1917-го.

В «Вехах» и его авторы, и читатели увидели не столько объяснение слабости интеллигенции, обрекшей ее на поражение, сколько пророчество о том ужасе, который грозит государству в случае ее исторического торжества. И предощущение будущей победы «нового класса» было общим для мыслителей той эпохи. В том же году, когда родились «Вехи», появился другой философский сборник. Вышел он в германском Гейдельберге, но его авторами стали в том числе и русские интеллектуалы, прошедшие обучение в местном университете. Сборник носил несколько претенциозное название «О мессии», но содержание носило скорее культурологический, чем религиозный характер. Основная идея сборника состояла в том, что современная культура претерпевает радикальные перемены, и их главной чертой становится выход на историческую сцену нового класса, который один из авторов Николай Бубнов назвал «ученой общиной».

Бубнов не жалел для описания данного класса самых восторженных слов. Но эта «ученая община», тот самый интеллектуальный класс, наступление которого вызывало восторг у русских гейдельбергцев, «веховцев», наоборот, скорее, пугал. Они справедливо почувствовали, что на самом деле в России такой класс обречен на поражение. Да, возможно, оно произойдет не мгновенно. Возможно, русская «ученая община», вооружившись суперпрогрессивной теорией — ​анархизмом, позитивизмом или марксизмом, захватив в свои руки власть, сможет приступить к строительству общества, целиком ориентированного на познание, а конкретно — ​на научно-технический прогресс. И в целях всемерного ускорения этого прогресса «община» в лице фанатичной идеологической секты начнет приносить в жертву целые сословия — ​аристократию, казачество, купечество, духовенство, зажиточное крестьянство. Все, что будет казаться помехой научно-технократической утопии, либо пойдет под нож, либо утратит всякую субъектность. После чего сама «ученая община» окажется орудием в руках номенклатуры, а потом будет отброшена на свалку истории ради новой перспективной задачи — ​первоначального накопления.

Нынешнее незавидное положение русского интеллектуального класса — ​прямое следствие его собственных грехов и ошибок. Преимущественно греха классового высокомерия, блестящим образом проявленного в дебюте семидесятилетнего периода марксистской идеократической утопии, и греха классового самоуничижения в самом ее конце. Увы, самоуничижения далеко не всегда бескорыстного.

Новые «Вехи» могли бы с полной справедливостью повторить многие обвинения «Вех» старых, из которых становилось понятно, что общественный строй, созданный людьми с предельно утилитарным, предельно политизированным подходом к культуре, относящийся ко всему населению как к пассивному объекту своих экспериментов, завершится рано или поздно историческим фиаско. Но, помимо справедливых обвинений, нужно тем не менее помнить, что без «ученой общины», без интеллектуального класса современный социум действительно нежизнеспособен. Если в стране некому совершать научные открытия, если все студенты думают только о том, как переместиться в другие страны, чтобы работать по специальности, а в отечественных институтах и лабораториях продолжают оставаться по большей части неудачники, значит, у нашей Родины и в самом деле нет будущего.

Интеллектуальный класс нельзя заменить ни пролетариатом, ни бюрократией, ни даже героями войны. Лидировать в мире всегда будет держава, где процветает и живет без нужды та самая «ученая община». И, добавлю, там, где она окончательно не превращена в интеллектуальную челядь при нуворишах или «крестных отцах» разного толка. Вот об этой парадоксальной роли в нашей истории «ученой общины», или же интеллектуального класса, и могли бы нам поведать новые «Вехи», если бы у кого-то хватило решимости их организовать. Но, боюсь, появления такого сборника мы не дождемся ни к 120-летию, ни к 130-летию «Вех». Не представляю, кто смог бы его сегодня написать.

Важный фактор успеха «Вех» состоял в том, что обвинения интеллигенции прозвучали из уст очень авторитетных в ее среде людей. Петр Струве — ​недавний вождь освободительного движения, его место в интеллигентской оппозиции конца 1890-х — ​начала 1900-х годов сродни положению Александра Герцена в 1850-е годы или Александра Солженицына в 1970-е. Сергей Булгаков — ​крупнейший российский экономист марксистского толка, Михаил Гершензон — ​один из самых популярных историков отечественной мысли. Есть ли сегодня такие авторитеты у нашей интеллигенции, кому бы она могла доверять, чьи нелицеприятные оценки заставили бы ее задуматься о своей нынешней роли в обществе и о своем призвании? Наверное, они есть, но их очень и очень мало, и они едва ли готовы собираться в стаи. Ну не от блогеров же и пиарщиков, перебегающих то на одну, то на другую сторону, ждать жесткого обличения и непредвзятого описания интеллигентского мировоззрения! Кого они способны устыдить, кого — ​реально обозлить?

Так что подождем все-таки 150-летнего юбилея «Вех», когда, возможно, среди властителей дум нашего интеллектуального класса появятся те, кто не побоится сказать о нем всю правду.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть