Время убирать камни

20.02.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

В Госдуме идет процесс пересмотра одной из потенциально наиболее скандальных и непредсказуемых по своим последствиям норм. Парламентарии готовятся рассмотреть законопроект, отменяющий запрет публичной демонстрации нацистской символики или атрибутики в произведениях науки, литературы, искусства, а также в информационных, учебных и просветительских целях при обязательном условии одновременного осуждения нацизма и экстремизма.

В России, где Великая Отечественная война стала не просто частью истории, но во многом сформировала народный менталитет, казалось бы, люди получили мощнейшую прививку от фашистской заразы. Но германский национал-социализм создавался как машина воздействия на умы не только своего, но и будущих поколений. Символика нацизма порой напрямую заимствовалась некоторыми общественными движениями: всемирные знаменитости Хьюго Босс, Карл Дибич, Лени Рифеншталь рисовали визуальный образ страшного зла таким образом, чтобы для слабых умов он становился притягательным. Вот и в России на волне отрицания советского периода в начале 90-х возникла некоторая угроза продвижения «коричневой» идеологии, весьма близкой к гитлеровской…

В ответ, еще в 1995-м, был принят закон «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне», подтвердивший, что борьба с проявлениями фашизма является важнейшей частью государственной политики, и запретивший использование нацистской символики в любой форме. Спустя семь лет данную норму дополнил закон «О противодействии экстремистской деятельности», запретивший «пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики». Этого хватило на многие годы.

А пять лет назад россияне с изумлением увидели, как, казалось бы, давно проклятые и забытые символы оживают и обретают силу совсем рядом, в соседнем государстве, населенном братским народом. И тогда, осенью 2014-го, Госдума приняла нормы, запретившие вообще любую демонстрацию нацистской или любой близкой к ней символики: законодатели посчитали важным исключить саму возможность популяризации фашистской чумы и на улицах, и на экранах.

Прошли годы. Поклонение Бандере и его соратникам на Украине достигло апогея. У нас же не случилось ничего даже отдаленно похожего, причем законы здесь оказались совершенно ни при чем: незалежной для возрождения культа запрещенных в России организаций потребовались развал экономики, четверть века подспудной и явной пропаганды и декриминализация насилия.

Зато стали понятны минусы обратной стороны тотальных запретов. Санкции за любую демонстрацию — ​это значит, что свастика, руны, фашистская форма не имеют права появляться на экранах. Если исходить из буквы закона, то должно быть разом запрещено все кино, посвященное Великой Отечественной; надлежит отправить в спецхран военные карикатуры Кукрыниксов; реконструкторы уже не смогут воссоздавать подробности битв с немецко-фашистскими захватчиками, а студентам останется изучать историю по неким расплывчатым описаниям внешности гитлеровских солдат, и даже на шествии «Бессмертного полка» будут невозможны старые плакаты с красноармейцем, топчущим свастику… Или же прокуратуре придется закрывать глаза на многочисленные ежедневные нарушения федерального закона, взяв на вооружение известный принцип: в России суровость законов компенсируется их неисполнением. Хотя о каком неисполнении может идти речь, если по этим нормам начали появляться судебные решения? Первенство по дикости взял, пожалуй, случай в Архангельске, где местный житель получил штраф за публикацию фотографии Парада Победы 24 июня 1945 года: там ведь видны свастики на знаменах, которые бросают к Мавзолею советские солдаты! Возникли скандалы в сетях, правоохранительные органы свой напор ослабили, но потенциальная угроза исчезновения любых изображений из СМИ осталась: теоретически за показ Штирлица в мундире штандартенфюрера телеканал может получить штраф и предупреждение, а два предупреждения — ​основание для отзыва лицензии.

Надо сказать, борьба с внешними признаками, вместо устранения причины, для нашей истории — ​вовсе не новация. В 1985-м после выхода знаменитого антиалкогольного указа из кинолент начали вырезать сцены употребления спиртного. На несколько лет мы лишились возможности смотреть «Иронию судьбы», «Осенний марафон», «Берегись автомобиля», «Афоню» и еще множество любимых картин, где герои предавались пагубной привычке… Стоит ли наступать на старые грабли?

Так или иначе, но в правовом государстве существует такое понятие, как оценка фактического воздействия законодательства. И задача парламентария — ​исправлять правовые ошибки, допущенные ранее. Поэтому думские комитеты по культуре и по безопасности и противодействию коррупции внесли законопроект, который исключает наказание за показ нацистской символики, если речь идет об искусстве, литературе, кино, образовательных программах. Сюда же планируется добавить музейную деятельность и реконструкцию батальных сцен.

— Недопустимо, чтобы закон под названием «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне» вызывал у людей негативную реакцию! Закон с таким святым названием должен быть сущностно безупречен, — ​прокомментировала инициативу председатель Комитета Госдумы по культуре Елена Ямпольская. — ​Вот в Германии, говорят, это все вообще запрещено. Но у нас с Германией разная память. Современные немцы, конечно, ни в чем не виноваты, однако у них есть историческое чувство вины. А у нашего народа есть чувство Победы. Люди хотят увековечить память о Победе, а им дают по рукам, пытаются наказать. Это еще один камень на дороге нашей культуры, который необходимо убрать, чтобы о него перестали спотыкаться.

Вообще, вскоре после майдана у нас приняли несколько нормативных актов «по горячим следам», которые сейчас либо не применяются, либо декриминализуются. Сегодня уже очевидно, что причиной украинских событий стало не столько отсутствие правового регулирования, сколько политическая слабость. Российское же государство чувствует себя достаточно сильным, чтобы не дуть на воду. Парламентарии предлагают Госдуме принять и ввести корректирующий закон в действие к началу мая. Чтобы «Бессмертный полк» вновь зашагал по улицам, не оглядываясь на странные и ненужные запреты.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть