Свежий номер

Не пей баварского, Гертруда

15.01.2019

Станислав СМАГИН, публицист

В ходе недавнего творческого вечера известный писатель Дмитрий Быков сделал несколько сомнительных заявлений. В частности, назвал Великую Отечественную войну «второй гражданской», с явным сожалением отметил, что Гитлер вполне мог бы добиться симпатий русского народа, точнее, его станового хребта — ​интеллигенции, если бы не был антисемитом, а также пообещал после наступления «лучших времен» немедленно засесть за биографию генерала Власова для серии ЖЗЛ.

Дмитрий Львович, человек, безусловно, талантливый и неординарный, всегда был склонен к изрядному эпатажу. Правда, лет десять-двадцать назад он, скорее, эпатировал своих товарищей по творческой либеральной интеллигенции. Говорил, что обществу нужны высокие идеи, ради которых и собой пожертвовать не грех, что нельзя ставить интересы отдельного человека выше государства, что необходима цензура и избавление книжного рынка от макулатуры и ширпотреба, наконец, что Родина всегда Родина, даже если она в чем-то неправа.

При этом он заявлял, что «самые жестокие цензоры, самые яростные ограничители чужих свобод — ​это именно либералы». Себя к таковым он не относил. Либералы же, считавшие Быкова все-таки своим, пусть и изрядно заблудшим, бранились, злились, угрожали отлучением от рукопожатности, премий и тиражей. Человек слаб, вот и Быков сдался, постепенно поплыв в обратную сторону, а в качестве покаяния начав эпатировать уже консервативно-патриотических граждан. То «КрымНаш» осудит, то про одесскую трагедию 2 мая 2014 выскажется, что ее «инициаторами стали люди, которые хотели присоединить Одессу к Новороссии», теперь и до сожаления о неправильной политической стратегии Гитлера на русском направлении дошел.

Ничего нового, впрочем, Быков не сказал. Термин «вторая гражданская» изобретен задолго до него. Идея «пили бы баварское» тоже периодически поднимается в либеральной прессе и публицистике уже не первый десяток лет. Пикантный факт, что о досадных ошибках Гитлера с сожалеющим вздохом рассуждает человек с еврейскими корнями, также не слишком сенсационен. Либералы той же этничности давно и радостно поддерживают украинских идейных наследников профашистских коллаборационистов, а еще раньше вступились за прибалтийских. Быков как раз внес в этот феномен определенную логику: «Не обижал бы евреев — ​всем был бы хорош, а так, конечно, не очень».

Быковский гитлеризм средней тяжести не стоит напрямую связывать с либеральными взглядами. Как среди либералов есть очень достойные люди, так и в условном лагере «ватников» тоже попадаются люди, которых, при желании, можно записать в «гитлеристы», поскольку данный термин довольно размыт. Политолог Мигранян, вызвав гнев именно либерального сообщества, написал, что «нужно отличать Гитлера до 1939 года и Гитлера после 1939 года». Он гитлерист? А Сталин и Жуков, победители Гитлера? Первый в ноябре 1941-го, когда немцы рвались к столице, заявил, что до 1939 года Третий Рейх проводил не империалистическую, а адекватную национальную политику. Второй скупо отмечал полководческий талант фюрера. В конце концов, нельзя не признавать объективные социально-экономические успехи нацистов до Второй мировой, те самые автобаны, за упоминание о которых в нынешней Германии, извиняюсь за каламбур, автоматически банят. Надо различать очарование общее и признание конкретных фактов.

Не случись 22 июня 1941-го, Гитлер, скорее всего, воспринимался бы последующими поколениями русских людей как злодей, но далекий, из чужой песни, вроде Трумэна, сбросившего атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. А если бы немцы все-таки вторглись к нам, но, не успев развернуться, были бы отброшены на свою территорию, их вождя, возможно, воспринимали бы как агрессора против непосредственно России, но средней степени тяжести, вроде Карла  XII.

Но было не только 22 июня, но и 1417 дней войны. И после этого говорить о Гитлере образца после 22 июня, не просто объективно признавая его военные успехи на первом этапе, но и сочувственно развивая политические альтернативы и выстраивая постфактум победоносную линию поведения, могут лишь не слишком умные и не слишком вменяемые люди. А вот это как раз черта многих «либералов» и просто нигилистов, от литературного Смердякова до вполне всамделишного профессора Ясина, жалевшего в начале 90-х, что американцы не могут напрямую оккупировать Россию, как некогда ФРГ и Японию, и нынешнего «Форума Свободной России». Им все равно, от кого освобождать Россию и кому: Наполеону, Гитлеру, Антанте, сенатору Маккейну — ​лишь бы кто-нибудь освободил.

Все это не только безнравственно, но и глупо. Ну нет в мире силы, хоть сколько-то желающей сделать Россию лучше, вот хуже — ​пожалуйста. Конечно, если не подразумевать под «лучшей участью» сжимание страны до пределов МКАД, как мечтала о том незабвенная Валерия Новодворская.

И, резюмируя, нельзя не отметить странное совпадение — ​как только в государстве обостряются старые проблемы или появляются новые, какая-нибудь медийная персона выступает с резким заявлением, и мы все дружно переключаемся, позабыв о задачах, требующих скорейшего решения. Странное совпадение, не правда ли?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел