Желтая лихорадка субботнего вечера

14.01.2019

Игорь ШАТРОВ, политолог

Участники движения «желтых жилетов» во Франции жаждут восстания и свержения власти. По словам официального представителя кабмина Бенжамена Гриво, именно так оценивают действия протестующих в правительстве Пятой республики. Неужели осознание того, что ситуация в любой момент способна перерасти в революционную, наконец-таки посетило головы французских министров? Проснулись, что называется. Меж тем призрак революции уже давно бродит по Европе.

Против кого может быть направлена данная революция? По словам все того же Бенжамена Гриво, протестующие ведут политическую борьбу, направленную на оспаривание легитимности правительства и президента. Допустим, что так оно и есть... Руководство Пятой республики старается договориться с протестующими. «Мы предложили конкретный и быстрый ответ на первые требования движения так называемых «желтых жилетов», в частности, по повышению покупательской способности», — заявил Гриво. Однако протестующие не принимают подачки властей и уже в девятый — с 17 ноября 2018 года — раз организуют акции протеста по всей стране, выдвигая все более радикальные требования. То есть бунты, назовем их так, не спадают, а, наоборот, нарастают. Протестующие как собирались, так и собираются на улицах и площадях по субботам.

Происходящее сейчас во Франции сравнивают с «Красным маем», хотя, конечно, до масштаба тех волнений нынешние пока недотягивают. Возможно, выродились элиты: Макрон ни в каком приближении не есть де Голль. Возможно, выродились и контрэлиты — до отважности участников студенческих беспорядков и левацких погромов 1968 года нынешним «желтым жилетам» тоже далеко. Но есть то, что объединяет оба события, разнесенных по времени ровно на полвека. И тогда, и сейчас беспорядки — признак общего кризиса системы, которая оказалась не способна демократическими методами ответить на актуальные вызовы и боролась и борется не столько с причинами, сколько со следствием.

Вспомним, что 1968 год стал переломным не только для Франции. Выросло, оперилось первое послевоенное поколение, жаждавшее, чтобы его мнение учитывали. Волна протестов — студенческие беспорядки, крупные забастовки, столкновения с полицией по политическим мотивам — прокатилась по всему миру. Помимо Франции, ФРГ и Швеция, Италия и Испания, Великобритания и Мексика, Бразилия и Аргентина, наконец, социалистическая Чехословакия — вот неполный список стран, которые были охвачены волнениями. Затронули протесты и Соединенные Штаты, где за свои права боролись чернокожие, а также проходили массовые акции против войны во Вьетнаме.

Есть мнение, что, как минимум для Франции, 1968-й в итоге стал прививкой от использования неконституционных методов политической борьбы. Действительно, все последующие волнения не идут ни в какое сравнение с 1968 годом. Но вот прошло 50 лет. События конца 2018-го — начала 2019 года наводят на мысль, что действие прививки закончилось и иммунитет исчез.

Почему именно сейчас? Тому есть простое объяснение. «Цветные» революции, результаты которых поддерживались Западом, в частности, украинский майдан, сняли табу на протест, показали, что своих целей можно добиваться не только конституционными методами. И такой подход одобряется правительствами стран, называющих себя демократическими. Вот бумеранг и вернулся. И мы видим, как в течение двух лет половина США не может смириться с тем, что другая половина выбрала президентом Дональда Трампа. Не может смириться с Эмманюэлем Макроном и заметная доля французов.

Но тревожит другое. Политические системы западных стран еще не до конца утратили потенциал для обновления и посткризисного восстановления. И французские беспорядки могут сойти на нет. Правда, есть одно «но». На баррикадах «арабской весны» и других подобных «революций», запущенных Западом по всему миру, тоже выросло и оперилось целое поколение. И многие его представители оказались сейчас на Западе: они прибыли туда, спасаясь от хаоса на своих исторических родинах. Если они вспомнят, чему научились у себя дома, мало никому не покажется.

Да, сейчас в массе своей протест во Франции — это белый протест, как и протестное голосование за Трампа в Соединенных Штатах — голосование белой Америки. Что делает американский президент, дабы отблагодарить своих избирателей? Собирается строить стену на границе с Мексикой, из-за чего в США наступил шатдаун. Что делает Макрон, дабы умерить пыл оппонентов? Повышает «покупательскую способность». А какова судьба нелегальных мигрантов, которые уже живут в США и во Франции? Об этом думают во вторую очередь или вовсе не думают. И вот пока коренные жители раскачивают лодку, мигранты прячутся в своих гетто, понимая, что буза в том числе направлена и против них — отнимающих рабочие места и претендующих на пособия. Но как только лодка зачерпнет носом воду, они, вероятно, не прочь будут раскачать ее еще больше...


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть