Горький «Праздник»

09.01.2019

Марина АЛЕКСАНДРОВА, публицист

Похоже, на наших глазах рождается новый жанр — ​фильмоблог. Нет, это не блог с разбором новых и старых фильмов, а блог, содержанием которого является нечто, внешне напоминающее художественное кино. Но только внешне.

Такому «блогофильму» не обязательно получать прокатное удостоверение, главная цель автора, как и большинства блогеров, сбор урожая лайков. Достигается это путем раздувания скандала. Никакие другие способы не годятся, потому что «художественный блогофильм» не может быть художественным по определению. Если в него и закладывается какая-то мысль, то она настолько банальна и настолько плохо пахнет, что напоминает оливье месячной давности, но с перчиком-скандальчиком пипл его не только схавает, но и расплатится «лайками», а то и донатами.

Анонсировав «комедию о блокаде Ленинграда», режиссер Алексей Красовский сразу задрал градус скандала на нужную высоту. После этого уже и картину-то можно было не снимать, ограничившись чем-нибудь коротеньким и хулиганским, вроде «Королевского жирафа» из бессмертного романа Марка Твена. Но режиссер решил все же сготовить некое содержание под броской этикеткой и даже пригласить неплохих актеров, которым, правда, оказалось совершенно нечего играть.

«Праздник» не содержит в себе не только режиссерских или сценарных находок, но и кинематографические приемы в нем сведены к минимуму. Это похоже на запись спектакля. Ну не считать же, в самом деле, приемом то, что весь фильм снят в сепии? По сюжету это тоже пьеса — ​слабый перепев классического мотива: в размеренную жизнь некоего сообщества вторгается чужак, который заставляет скелеты вываливаться из шкафов, а благопристойных с виду персонажей демонстрировать друг другу и миру свои самые неприглядные стороны. Право же, после «Визита старой дамы» Дюрренматта или «Инспектор пришел» Пристли рассматривать «Праздник» всерьез как-то неудобно. Даже если забыть про чудовищную деревянность диалогов и реакций.

Сюжетные повороты и «сеансы разоблачения» и тут присутствуют, но какие-то мелкотравчатые. А главное, с самого начала элитное семейство показано не благопристойным и милым, а предельно неприятным, так что разоблачать-то и нечего! Куда уж дальше — ​в городе, где жители сотнями умирают от голода, «сливки общества» собрались покушать и выпить возле елочки. Достаточно завязки, чтобы вызвать вполне определенные чувства.

Только вот фильм совсем не о блокаде. Из блокадных реалий здесь только платок Маши, хлеб на подвернутой корытцем газете да гул вражеских самолетов. В остальном детали сюжета совершенно неправдоподобны. Неотправленная в эвакуацию сверхсекретная лаборатория, куда запросто может проникнуть кто угодно, элитный дом, расположенный «подальше от города», то есть поближе к фронту и немцам, и множество других деталей говорят о том, что автор попросту не заморачивался или откровенно глумился.

«Праздник» — ​не комедия и даже не трагикомедия, это весьма занудная басня, мораль которой и правдива, и вместе с тем лукаво примитивна. Когда элита не хочет разделять тяготы народа, отдаляется от него в тяжелые времена, начинает презирать и объедать, дело добром обычно не кончается. Верно? Конечно. Актуально? Вне всякого сомнения. Только вот избрав — ​хайпа ради — ​блокадную рамку, Алексей Красовский начал с большого вранья. Не только потому что жирование властей блокадного города — ​это миф, но и потому что ни времена конца СССР, ни нынешние времена (намеки на те и другие можно углядеть в кривом зеркале басни) ничем не напоминают Великую Отечественную войну. В которой СССР победил, а не проиграл, а значит, катастрофического разрыва между элитой и народом, а также морального разложения элиты и народа тогда не было.

В «Празднике» аморальны и грешны все, никто не устоял в истине. Порабощающий в финале профессорское семейство преступник выглядит даже честнее и симпатичнее, чем зомбиобразная Маша, готовая сперва продаться за еду, а потом «обнести» самих приютивших. После этого ее гневные обличения звучат уж очень надтреснуто. В конце концов, уместно сделать и такой вывод, что бандиты, которые в 90-е добили «парализованную бабушку» — ​выдохшуюся коммунистическую идеологию — ​и поставили облегченно вздохнувшую старую элиту себе на службу, были в своем праве. И что, повторись история на новый лад, тоже можно будет лишь злорадно поаплодировать закономерному финалу. Только кого добивать-то на сей раз будем, кто у нас «бабушка»? Не страна ли? И что за обаятельный монстр обнаружится за бородой Deadушки Мороза? Трагедия повторяется в виде фарса, а в виде чего повторяется фарс — ​гиньоля?

Судя по количеству лайков, фильмоблог Красовского, что называется, взлетел. И это не может не настораживать. Пойти и посмотреть от нечего делать «комедию о блокаде», полную презрения разом и к элите, и к народу, и к истории, а потом еще и похвалить ее… Не выросло ли под шумок у нас целое племя будущих «Виталиев Морозовичей», героев недоброго времени? Не опасно ли уже тушить свет?

Или лайки просто «накручены»? И можно махнуть рукой и забыть, ведь впереди еще Старый Новый год, а за окном пока нет большой войны…


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть