То, что страшнее рака

13.12.2018

Александр ЧАУСОВ, журналист

История с онкобольными детьми в Москве, которых пытались выселить соседи, получила мощный общественный резонанс. И она говорит многое не только о российском обществе, но и о том, что творится в головах у современных людей, увязнувших в мифах и атомизации. Есть и еще одно: история эта показывает, что в людях живет иррациональный страх, зачастую оказывающийся сильнее и человеколюбия, и элементарного понимания.

Фонд «Подари жизнь» снимает квартиры, где размещает семьи детей, приезжающих на лечение в Москву. Когда ребенок проходит интенсивный курс лечения, ему не остается ничего другого, как жить в больнице. Но между курсами он там находиться не может. И дело не только в том, что не хватает мест, но и в том, что существует серьезный риск подхватить инфекцию, а главное — ​страшно быть одному.

Но на беду одной из таких семей рядом проживала «сверхбдительная» старшая по подъезду с замашками людоеда. Она подняла панику, убедив остальных жильцов в том, что рак передается воздушно-капельным путем, и потому соседство с онкобольными опасно. Семью попытались выселить. В итоге Следственный комитет начал проверку. Но легче ли от этого ребенку?

Многие уже возмутились уровнем образования старшей по подъезду. Но беда в том, что подобная необразованность — ​мировая зараза.

Вот случай из США. 2015 год, городок Вудленд, штат Северная Каролина. Там городской совет решил запретить установку солнечных батарей, потому что они «похищают свет» и препятствуют фотосинтезу, отчего растения умирают. Активисткой этой странной инициативы и одним из организаторов слушаний, как и в Москве, выступила пенсионерка, бывшая школьная учительница химии и физики. Однако в Вудленде речь шла о растениях, а в Москве — ​о жизни ребенка.

Век информационных технологий принес не только знания, но и свинцовую безграмотность, помноженную на мифологизацию сознания. Есть телеканалы — ​и они гонятся за рейтингами. Дают яркую, насыщенную провокациями и мифами информацию. Чтобы не переключали канал. А то, что эта информация может не соответствовать действительности, — ​дело двадцатое. Потому в XXI веке, точно из средневекового подполья, нам вещают о рептилоидах с планеты Нибиру и теории плоской Земли.

Меж тем истина — ​та, которая установлена в справочниках и энциклопедиях, — ​вещь вообще скучная, а часто и сложная для понимания. В ней, чтобы добраться до сути, постараться нужно. И уж тем более на истине трудно сделать рейтинги. А вот рассказы о раке, передающемся воздушно-капельным путем — ​это нагнетание алармизма, генерирование ярких эмоций, пусть и негативных, но порождающих интерес. В таком информационном цунами можно и утонуть, не то что отсечь слухи и вымыслы.

При этом активистка, собиравшая подписи под петицией против онкобольных детей, — ​пенсионерка. То есть училась она в советской школе, которую любят позиционировать как самую качественную образовательную систему в мире. Но вот с этой системы падают такие плоды. А сколько ее выпускников в девяностые и начале нулевых ударились в откровенное мракобесие — ​и вспоминать неловко. В дикие вещи уверовали вчерашние строгие материалисты с научной картиной мира в голове.

В истории с выселением онкобольных детей заразным, на самом деле, оказался не рак, а пещерный алармизм. И старшая по подъезду не осталась один на один со своими мифами-демонами, а убедила сотню других не менее «бдительных» жильцов подписать бесчеловечную петицию.

Но есть и еще одно — ​то, что мрачнее любого нагнетания или серости, — ​страх. Люди не хотят не то что помогать ближнему, а даже замечать его беду, сочувствовать. Привыкли ли мы к тому, что все больше становится тех, кто проходит мимо, когда человеку плохо? Может и да, если от равнодушия такие вот активисты перешли к изгнанию тех, кого они не понимают и боятся. Насколько равнодушной была московская пенсионерка, если отправляла больного ребенка на улицу, на смерть, возможно? Или, наоборот, она все хорошо понимала?

Детей, которым и без того приходится страдать от болезни, от непонимания (за что им все это), не просто жаль, как и их родителей, — ​за них больно. Ведь самое страшное в горе — ​остаться одному. И так же страшно — ​разочаровываться в людях. Но если присмотреться к «активистам подъезда», то их тоже немного жаль. В каком же аду существуют эти люди, окруженные чудовищными опасностями и смертельными вирусами. И сколько в них иррационального человеконенавистнического страха. Дай Бог, больного ребенка вылечат, но спасут ли вот таких активистов?

Обществу требуется информационная гигиена, воспитание здравого смысла, уроки человеколюбия и поменьше тревожности. Но еще важнее понять, что в объективной реальности, а не той, что из ненаучно-фантастических передач, и без того хватает проблем, решать которые легче сообща. Опасно думать, что беда не коснется лично вас, если не заметите ее у другого, намеренно проходя мимо чужого несчастья. Нет, болезнь — ​и рак, и то, что страшнее рака, — ​можно победить только вместе, сочувствуя и помогая друг другу.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть