Первый после Рейгана

02.12.2018

Кирилл БЕНЕДИКТОВ, писатель

Джордж Герберт Уокер Буш, 41-й президент США, скончался в своем доме на 95-м году жизни. Умер не от болезни, а просто от старости.

Американские президенты, как правило, живут долго. Предшественник Буша Рональд Рейган прожил 93. Столько же — ​38-й президент США Джеральд Форд. Вклинившийся между ними Джимми Картер жив до сих пор — ​несколько лет назад американские врачи вылечили его от меланомы четвертой стадии. Печальным исключением выглядит Джон Фицджеральд Кеннеди, но в его случае здоровье было ни при чем.

Буша-старшего часто называли «последним президентом эпохи холодной войны», но на самом деле он, скорее, стал первым президентом пост-холодного мира. В годы, прожитые Бушем, уместились и предвоенные — ​относительно конструктивные — ​наши отношения с США перед Второй мировой войной, и сама эта война, в которой Вашингтон и Москва были союзниками, и годы «железного занавеса» и противостояния двух сверхдержав, и падение советского колосса, и формирование новой, однополярной модели, когда США примерили на себя одежды гегемона планетарного масштаба. Успел увидеть Буш и кризис этого однополярного мира: на его глазах Китай превратился в конкурента Америки номер один, а Россия вернула себе статус глобального политического игрока.

Мы не знаем, о чем он думал, наблюдая за этими процессами. Но можно предположить, что не раз вспоминал ключевые эпизоды, положившие конец холодной войне: встречу с Горбачевым на Мальте и телефонный разговор с Ельциным 8 декабря 1991 г.

Бушу-старшему повезло дважды. Первый раз — ​с предшественником. 40-й президент США Рональд Рейган сумел вытащить Америку из кризиса, в который ее загнали предыдущие администрации, и переломить ход многолетнего противостояния с СССР. Ему удалось договориться с саудитами и обвалить цены на нефть, а советское руководство заморочить и запугать сказками о Стратегической оборонной инициативе. После этого Бушу оставалось только принять почетную капитуляцию Москвы.

Во второй раз Бушу повезло с партнером. После череды смертей пожилых генсеков к власти в СССР пришел ставропольский аппаратчик Михаил Горбачев, разительно отличавшийся от кремлевских геронтократов — ​молодой, амбициозный, восхищающийся Западом.

Для посвященного в тайны разведки (Буш целый год был директором ЦРУ) лучшего партнера нельзя было и желать. И действительно, убедить Горбачева в том, что именно он может стать историческим деятелем, который положит конец противостоянию двух сверхдержав, оказалось несложно.

Когда в 1989 году Буш-старший вступал в должность президента США, он совсем не случайно включил в свою инаугурационную речь такие слова: «Когда подует новый ветер, и мир, обновленный свободой, покажется родившимся заново, в сердцах людей дни диктаторов закончатся. Тоталитарная эра проходит, старые идеи сдуваются, как листья со старых, безжизненных деревьев. Дует новый бриз, и нация, обновленная свободой, готова к действиям. Есть новая земля, которую следует вспахать, и новые действия, которые следует предпринять».

Советский генсек наверняка читал эту речь Буша с «чувством глубокого удовлетворения»: американец почти дословно повторял его излюбленные образы — ​ветер перемен, новое мышление, гласность. И Горбачев, поверивший, что американец предлагает ему дружеский союз на равных, во время встречи на Мальте в декабре 1989 года сдал Бушу все главные козыри Москвы. «Мы больше не считаем вас своим врагом, — ​сказал он Бушу. — ​Многое изменилось. Мы хотим вашего присутствия в Европе… Ваше нахождение там важно для будущего этого континента».

В ответ Буш пообещал, что НАТО никогда не станет расширяться на Восток. Это обещание навсегда останется в истории международных отношений ярчайшим примером циничного обмана на государственном уровне, а единственным деянием Буша-старшего, гарантировавшего Горбачеву, что США поддержат курс Кремля на сохранение Советского Союза, стала знаменитая речь в парламенте Украины, иронически прозванная «котлетой по-киевски» (август 1991-го). В ней Буш действительно предостерег украинских политиков от борьбы за независимость, но эта речь так и осталась ни на что не повлиявшей риторикой. Вскоре после киевской речи новый российский «друг» Буша — ​Борис Ельцин — ​позвонил ему из охотничьего домика в белорусских Вискулях, чтобы проинформировать его об «очень важном событии» — ​о создании Содружества Независимых Государств.

«Иными словами, он сообщил мне, что вместе с президентами Украины и Белоруссии они решили разрушить Советский Союз, — ​вспоминал Буш в своей книге «Изменившийся мир». — ​Когда он закончил читать подготовленный текст, его тон изменился… «Господин президент, — ​добавил он, — ​должен сказать вам конфиденциально, что Горбачев не знает об этих результатах… Конечно, мы немедленно направим ему текст нашего соглашения, и, конечно, ему придется принимать решения на своем уровне. Господин президент, я был с вами сегодня очень, очень откровенен… По сложившейся между нами традиции, я и десяти минут не мог подождать, чтобы вам не позвонить».

Два лидера гигантской державы, обладавшей тысячами ядерных ракет и могучей, пусть и скверно управляемой, экономической машиной, с интервалом в два года склонились перед хозяином Белого дома и принесли ему вассальную клятву. Ни один из президентов США еще не переживал подобного триумфа. Буш же принял эту клятву и от Горбачева, и от Ельцина — ​воспользовался слабостью недавнего противника именно так, как и должен был воспользоваться умный и хитрый враг. Таким мы его и запомним.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть