Имею право? — Имеете. Могу? — Не можете

16.12.2013

Владимир ХОМЯКОВ

В своем послании президент сказал и несколько слов о Конституции — в частности, о второй главе, «которая определяет права и свободы человека и гражданина». Что она является каркасом, который «должен быть стабильным». Конечно, возражать президенту — себе дороже. Но все же попробую.

Что это за вторая глава? Лично мне она не нравится. Не потому, что права и свободы человека кажутся чем-то второстепенным. А потому, что права, не увязанные с обязанностями и долгом, неизбежно превращаются в безответственность и безнаказанность, оправдывают разворовывание общего достояния и предательство национальных интересов.

К примеру, ст. 17 гласит: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Только лиц, обратите внимание. А почему не указаны права государства, общественные интересы, мораль и нравственность? Выходит, их нарушать — можно? К примеру, советская Конституция в этом вопросе была куда более последовательной: «Использование гражданами прав и свобод не должно наносить ущерб интересам общества и государства, правам других граждан». Мне могут возразить: дескать, все, что надо, есть в ст. 55, которая разрешает ограничение чьих-либо прав, если это необходимо «в целях защиты основ конституционного строя … обеспечения обороны страны и безопасности государства». Но в этой статье не говорится об обществе и стране в целом. Получается, что обливать грязью свою страну и народ, глумиться над верой и историей, навязывать чуждые России нравственные нормы, строить свое процветание вопреки интересам страны — не запрещено. Значит, разрешено?

Вообще, когда читаешь эту вторую главу, всегда вспоминается старый советский анекдот про лекцию в сельском клубе. «Скажите, товарищ лектор, а я имею право…» — «Имеете!» — «Так значит, я могу…» — «Нет, не можете!» Вот и в нашем Основном законе между «имею право» и «могу» — дистанция огромного размера.

Возьмем еще одну — статью 40-ю: «Каждый имеет право на жилище…» Прикинем, так ли это. Семья — мама, папа и трое детей (таков «социальный заказ» государства). О стандартной «трешке» они могут только мечтать. Средняя зарплата в России — 27 000 рублей, в Москве — при диком расслоении в доходах эта «средняя по больнице» цифра — около 57 тысяч. Официально (приказ Федерального агентства по строительству N 117/ГС) стоимость квадратного метра в РФ — 33 000. Реально — рыночная стоимость жилья в Москве (а жилья «для простых людей» здесь уже давным-давно не строят) в 2013-м — порядка 90 000 рублей за кв. м. Социальная норма общей площади на человека (Постановление правительства РФ № 541) — 18 «квадратов» общей площади. То есть на пятерых — 90 кв. м., что обойдется примерно в 8 млн. рублей.

Таким образом, для обеспечения своего конституционного права на жилье отец семейства вынужден даже при запредельной для остальной России среднемосковской зарплате в 50 000 отработать 160 месяцев или почти 13,5 лет, ни на что больше денег не тратя. Конечно, существует пресловутая ипотека, программы для молодых семей с двумя и более детьми — но когда начинаешь считать, там все получается еще страшнее…

И вся глава — в том же духе. Да, «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» (ст. 46). Но, не имея денег на хорошего адвоката или покровителей «наверху», простой человек сегодня защищен от произвола значительно меньше, чем даже в самые тоталитарные времена. Да, «материнство и детство, семья находятся под защитой государства» (ст. 38). Но в каких социальных обязательствах государства это выражается? Может, все дело в том, что, провозглашая некие права, наша Конституция практически ничего не говорит о том, чем или кем эти права обеспечиваются?

К примеру, в Конституции СССР читаем: «Граждане СССР имеют право на охрану здоровья. Это право обеспечивается бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения» (ст. 42). «Граждане СССР имеют право на жилище. Это право обеспечивается развитием и охраной государственного и общественного жилищного фонда» (ст. 44). «Граждане СССР имеют право на образование. Это право обеспечивается бесплатностью всех видов образования» (глава 45). И пусть зачастую эти конституционные обязательства далеко не во всем выполнялись, но, по крайней мере, мы знали, чем наши права должны обеспечиваться и к кому предъявлять претензии.

У нас же Конституция написана таким образом, что реализация декларируемых ею прав ничем и никем официально не обеспечивается. Именно поэтому права эти для основной массы наших граждан практически не существуют. «Имею право?» — «Имеете!» «Могу?» — «Не можете!»

Почему так получилось? Да потому, что действующая Конституция создавалась, наряду с американскими советниками, вполне конкретной генерацией «новых хозяев России» из команды Ельцина, и, естественно, создавалась ими под себя. И под таких же, как они. Именно поэтому реальность решительно всех декларируемых там прав и свобод для конкретного человека определяется количеством имеющегося у него «бабла», связями и положением в рядах российской квази-элиты. И по этой же причине «конституционные права и свободы» делают неправомерными любые вопросы типа «откуда дровишки?» к разного рода сердюковым и васильевым, позволяют так называемым «либералам» безнаказанно плевать в ветеранов Отечественной войны, а разного рода сексуальным и нравственным извращенцам — протаскивать в Россию под видом «новых норм» и «новой культуры» всяческую мерзость.

Поэтому, при всем уважении к Владимиру Владимировичу, согласиться с ним никак не могу. Если Конституция порочна в своей основе, а внесение фундаментальных поправок ею же запрещено, значит, ее надо менять. Естественно, без революций, а мирно, обдуманно и по закону. Но — менять. Не слушая толпу с пеной у рта защищающих ее «бенефициаров», для которых новая — принципиально новая — Конституция означает окончательное их удаление от власти в России.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть