Следите за словами

15.10.2018

Станислав СМАГИН, публицист

Не успели отгреметь новости о футболистах Кокорине и Мамаеве, как в центре внимания оказался куда более серьезный скандал. Одно дело — ​игроки-мажоры, другое — ​система государственной власти. Министр занятости, труда и миграции Саратовской области Наталья Соколова заявила, что, оказывается, на нынешний прожиточный минимум можно довольно комфортно существовать: «Вы станете моложе, красивее и стройнее! Макарошки всегда стоят одинаково! Кефир — ​тоже недорого». Также, по мнению госпожи Соколовой, «курица очень дешевая» и из нее можно приготовить много блюд, небогатым людям нужно больше использовать сезонные овощи и продукты, продающиеся в магазинах по скидочным акциям, а пример постящихся показывает — ​от простой и скудной пищи «все только становятся здоровее». Правда, предложение применить эти советы к собственному рациону Соколова гневно отвергла: «Статус министра этого не позволит».

Что ж, теперь ограничитель снят, и автор советов о полезной пище вольна омолаживаться на «макарошках» — ​сразу после появления в Сети видео со скандальным диалогом, саратовский губернатор Валерий Радаев уволил слишком откровенную подчиненную с мотивировкой «считаю недопустимым для руководителя регионального министерства пренебрежительное отношение к темам, имеющим жизненную важность для людей». Параллельно выяснились и подробности: муж Соколовой является владельцем нескольких предприятий, включая рыбный завод, а в некоторых из них совладелицей выступает и сама экс-министр. Кроме того, Наталья Юрьевна с 2013 по 2017 год получала от ведомства не только зарплату, но и ежегодную материальную помощь в размере 200 тысяч рублей.

Оперативное решение главы Саратовской области слегка урезать размах плеч новоявленной Айн Рэнд — ​единственно возможный выход. Наши сограждане резко воспринимают не только социальное неравенство и несправедливость как таковые, но и внешнее их оформление. Лихие девяностые запомнились, помимо черной безнадеги, разрухи и нищеты, еще и цинизмом верхушки. Вспомним, как Ирина Хакамада рекомендовала бедствующим шахтерам собирать ягоды и грибы.

Однако вопиющее неравенство и кричащий контраст между бедностью и бесправием низов и снобистской самодовольной сытостью верхов способны заявить о себе сами, без персонифицированных спикеров вроде госпожи Соколовой. Да, в нулевых мы сумели зажить чуть вольготнее. Но социально-экономическая формация не изменилась, и когорта принимающих решения кадров в значительной степени осталась прежней — ​это либо персонажи из ельцинской эпохи, либо их абсолютные идейные наследники вроде саратовской дамы-диетолога. Обновление аппарата идет, но оно далеко от завершения. Допустим, что какое-то обновление аппарата идет, однако внешнему наблюдателю, тем более простому человеку, оно совсем неочевидно, его крайне сложно различить невооруженным глазом. Но ведь обычные люди живут здесь и сейчас, горизонта планирования в 5–10 лет у них часто нет.

Потому, будем честны, отсылки к девяностым работают все хуже. Они построены по принципу отрицания чего-то негативного без утверждения позитивной альтернативы (как «Украина — ​не Россия»). Да и тема незалежной, в которой все плохо, тоже так себе отвлечение внимания. Люди привыкли, что у соседей корова сдохла, сколько можно говорить об этом из каждого утюга? У нас хватает своих проблем.

Сам президент менее года назад признал, что в России за чертой бедности проживают двадцать миллионов граждан (по данным Росстата за первый квартал 2017 года — ​двадцать два миллиона). В этой связи скандал с Натальей Соколовой и похождения Кокорина и Мамаева увязаны не только хронологически. Футболисты, не попадающие в сборную, перед драками сначала приехали из Санкт-Петербурга, забронировав целый вагон «Сапсана», а затем потратили в злачных местах два с половиной миллиона рублей — ​это стоимость не самой худшей квартиры в большинстве городов России. За флешку из «Кофемании», где было записано избиение Дениса Пака и Сергея Гайсина, предлагалось пять миллионов — ​за такие деньги можно купить недурное жилье.

Саратовский инцидент пока что имел ограниченный характер. Сказана возмутительная чушь — ​последовала реакция на нее. Вполне возможно, дальнейшего развития сюжета и не будет, если только мы не узнаем, что госпожа Соколова, пересидев опалу, вернулась в местную элиту «через заднее крыльцо».

Всякий некрасивый и недостойный поступок имеет свои прямые или косвенные последствия — ​хорошо, что таков теперь порядок. Но ведь ситуация как таковая касается не только отдельных персоналий среднего звена. Мало устранить самодура, глумящегося на тему бедности, куда лучше и полезнее устранить сам предмет этого глупого смеха, то есть бедность.

А вот об этом почему-то все быстро забыли. Чиновница ужасна, молниеносная реакция губернатора — ​отрадна, но разве проблема решена? Плохо, что общественная реакция зациклена на персоналиях (их много, хватит на всех — ​одних футболистов в России тысячи), а не на сути.

Все мы следим за словами — ​кто что брякнул сгоряча, кто как высказался. Стоит надеяться, на следующем этапе развития общества в центре внимания окажутся дела.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть