Исход гигантов

10.12.2013

Вадим БОНДАРЬ, обозреватель

Не стало Нельсона Манделы. Человека-легенды, чье имя когда-то гремело по всему миру, а в последние годы было подзабыто. Так что современное глобализированное поколение, в котором не существует уборщиц, а гордо трудятся менеджеры по клинингу, крайне удивлено. Что же это за человек, о котором не писали модные таблоиды, не говорили теле- и радиоканалы, но к которому на похороны обещали приехать сразу четыре президента США (включая действующего с супругой), 59 глав государств и правительств ведущих стран мира, представители ООН, Африканского союза и ЕС? Беспрецедентный случай. Никогда еще к бывшему президенту, да еще не самого большого государства, причем стоящего не на столбовой дороге мирового развития, а в южно-африканской сторонке, не проявлялось столько внимания поистине планетарного масштаба. Поминаемые в мировой прессе факты биографии Манделы, в частности его активная борьба с апартеидом, 27 лет, проведенные по этой причине в тюрьме, затем триумфальное освобождение и руководство ЮАР в качестве первого чернокожего президента с мая 1994 по июнь 1999 года, наконец, Нобелевская премия мира — все эти безусловно яркие страницы не дают в полной мере ответа на вопрос, с кем же на самом деле прощается мировое сообщество.

А прощаемся мы с одним из последних представителей эпохи великих людей. Лидеров наций. Личностей, способных на поступки. Реально, а не для пиара, боровшихся за свои идеи, и именно поэтому способных увлекать за собой миллионы представителей человечества во всех уголках земли. Не боявшихся ошибаться и признавать свои ошибки, не всегда картинно выглядеть.

Кончина Нельсона Манделы — это уход одного из последних «динозавров» романтической эпохи и неумолимое наступление прагматических, беспринципных, безликих менеджеров глобализации. Эпоха пассионариев закатывается. Как и эпоха королей сцены. В данном случае можно говорить о королях исторической сцены. Им на смену приходят люди из массовки, становящиеся персонами глобально-сериального проекта цифрового общества будущего.

На исходе 2012 года Национальный совет по разведке США опубликовал доклад под названием «Мировые тренды 2030: альтернативные миры», в котором его авторы подробно описали, как общество в целом и отдельно взятая личность в частности будут трансформироваться под воздействием информационной революции. Согласно изложенному там прогнозному сценарию, на смену нынешнему — еще недостроенному постиндустриальному — уже идет информационное общество. Основной движущей силой которого должен стать новый тип человека так называемого «сетевого поколения». Человека, всецело разделяющего западные ценности, безоговорочно лояльного тотальному глобализму, потребительски активного, ориентированного и мотивированного на достижение личного успеха, адекватно и позитивно воспринимающего происходящие изменения, контролируемого и управляемого. Такому обществу не нужны люди, которым по плечу великое. По этой причине даже память о подобных личностях постепенно, ненавязчиво удаляется из сознания будущих поколений. Предлоги разные. Толерантность, общечеловеческие ценности, демократия. Немного найдется государств, способных сопротивляться этому наступлению. Одно из таких — Китай. Жители этой страны хранят память о своих великих руководителях, о традициях, о столь ценимом на востоке умении сохранить лицо — очень важном качестве в эпоху обезличенности и взаимозаменяемости, когда даже маму и папу пытаются заменить родителями номер один и номер два.

В ноябре этого года, накануне пленума ЦК КПК, исследовательский институт правящей партии опубликовал в официальной газете «Жэньминь жибао» статью, где прямо говорится о том, что Мао, которого многие историки винят не только в хаосе Культурной революции, но и в голодной смерти миллионов людей во время предшествующего ей Большого скачка, все равно не отвергается и не вычеркивается из плеяды великих людей — основателей современного Китая. Для китайцев — он грандиозная личность, без которой не было бы той страны, того общества, в котором они живут сейчас.

По мере сил они пытаются сохранять наследие не только Мао Цзэдуна, но и других своих лидеров. Архаика? Провинциальность? Несовременность? Но в итоге именно Китай по всем прогнозам в ближайшие десять лет станет ведущей страной и нацией в мире.

Западные журналисты сравнивают в эти дни Манделу с Махатмой Ганди и Мартином Лютером Кингом. Глядя на современный мир, ничего кроме грусти эти сравнения не вызывают. В Индии, темпы роста экономики которой значительно опережают ведущие западные страны, 400 миллионов работающих живут в полной нищете. И положение их не меняется. А вот численность индийских миллионеров и миллиардеров заметно выросла. Пятьдесят пять богатейших людей Индии владеют одной пятой всех богатств страны. Об этом ли грезил Махатма Ганди?

А что стало с мечтами Кинга? Он надеялся, что конечным результатом его борьбы станет качественно новое американское общество. «Люди ненавидят друг друга, потому что они боятся друг друга; боятся, потому что ничего друг про друга не знают; не знают, потому что не общаются, а не могут общаться, потому что разделены», — говорил он. И вот, несколько дней назад, 4 декабря первый чернокожий президент США Барак Обама заявляет о том, что растущее неравенство и отсутствие социальной мобильности являются главными внутренними опасностями для Америки. В итоге сегодня только самый ленивый эксперт не говорит о грядущем закате американского величия и о несостоявшемся «индийском чуде». Да разве они одни такие? Безликие менеджеры и такие же безликие лидеры, которых нынче повсюду «тучные стада», оказались не в состоянии претворить в жизнь мечты гигантов уходящей эпохи.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть