Сто лет после казни

20.07.2018

Михаил БУДАРАГИН, шеф-редактор газеты «Культура»

Cтолетняя годовщина расстрела семьи последнего русского императора стала еще одной вехой на пути к общественному примирению. Скорбная дата собрала в Екатеринбурге стотысячный крестный ход, и хотя признание Церковью царских останков отложено (ученые продолжают исследования), в стране окончательно оформилась непротиворечивая точка зрения на события столетней давности.

Дискуссии о том, может ли быть оправдано убийство, совершенное без суда и следствия, не случилось, раскол на «красных» и «белых», который мы наблюдали, когда шло обсуждение революционных событий февраля и октября 1917-го, в данном случае проявил себя лишь в Сети, среди небольшого числа упертых радикалов. На общую картину их высказывания не повлияли.

Общество безусловно осуждает убийство царской семьи. Об этом свидетельствуют данные социологов. «Большинство россиян (57 процентов) считают, что расстрел царской семьи — чудовищное, ничем не обоснованное преступление (среди людей в возрасте 35+ лет эта доля выше, чем среди молодого поколения от 18 до 34 лет). Еще 29 процентов думают, что смертная казнь — слишком большая расплата, однако Николай II должен был понести наказание; чаще об этом говорит молодежь (46 процентов среди 18–24-летних). Лишь три процента полагают, что расстрел царской семьи был справедливым возмездием народа за ошибки императора», — говорится в анализе опроса ВЦИОМ, проведенного в середине июля. Кроме того, 43 процента респондентов относятся к последнему российскому самодержцу с симпатией: во время скандала вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» «Культура» писала о том, что эта картина, где Николай Второй — положительный герой, достойный сочувствия и понимания, закладывает новый канон, который приходит на смену советскому отношению к царю. Хорошо заметно, что все принятые раньше эпитеты («кровавый», «безвольный») сегодня выглядят архаично.

Однако, вопреки стараниям монархистов, на политическую сферу взгляды людей не переносятся: по последним данным, против возрождения этой формы правления выступают 68 процентов россиян. Осуждение расстрела царской семьи — проблема этическая, никак не влияющая ни на партийную принадлежность человека, ни на его готовность поддержать «правых» или «левых» (среди последних много тех, кто разделяет идеи социализма, но категорически не согласен с методами, которые были в ходу в 20-е годы прошлого века). За бортом остались представители самых крайних точек зрения, и именно поэтому слова Патриарха Кирилла о том, что за преступление, совершенное в доме Ипатьева, «есть некая коллективная вина всего народа», были приняты без резкой критики. Вряд ли общество готово к покаянию сегодня, однако сама эта идея ложится на подготовленную почву. Важно и то, что этот призыв действительно был услышан: слова Патриарха стали одной из важных медийных тем в контексте столетия трагедии в Екатеринбурге, они не пропали, не оказались вытеснены другими новостями.

Именно возможность и форма раскаяния может стать одной из ключевых тем перед следующим Архиерейским собором. «Мы должны помнить трагедию прошлого. У нас должен развиться иммунитет к любым призывам добиться человеческого счастья через разрушение того, что есть», — не случайно эти слова из Патриаршей проповеди за Литургией в сотую годовщину расстрела царской семьи оказались лейтмотивом последних дней.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть