Агентство «Один блогер сказал»

07.06.2018

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Рисунок: Виталий ПодвицкийДва десятилетия назад на волне первой «бури и натиска» Рунета ведение электронных дневников давало возможность высказаться тем, кого в былую эпоху либеральный кружок не подпустил бы к печатному станку на пушечный выстрел. В стране появились блогеры. Но в 2018-м аттестоваться так — ​нелепо, как ветхой прабабушке сидеть на скамейке в мини-юбке поверх стрингов или танцевать в дворовой песочнице под песню про иней.

Тем не менее блогеры не сдаются. Если более привычные нам соцсети превратились, в значительной степени, в биржи ссылок, где состоявшиеся люди пишут: «А прочитайте меня в таком-то издании» и лишь иногда выдают какой-нибудь неподцензурный взрыв, то основные «лидеры мнений» переместились в Telegram и YouTube.

Полузапретное детище Павла Дурова превратилось не только в программный, но и в ментальный вирус, где анонимные политологи и проходимцы (зачастую их не отличить друг от друга)«сливают» доверчивым простакам некие «инсайды», которые якобы сообщили им в «высоких кабинетах».

Перед нами театр Карабаса-Барабаса, где одиозный московский оппозиционный журналист в одиночку изображает с дюжину каналов фальшивых «силовиков». Сам у себя просит подробностей, а то и поддержки. Иногда по этому «экспертно весомому» барометру можно судить о том, куда политический ветер дует. Достаточно понимать сообщения с точностью до наоборот.

Скажем, месяц назад аноним, почему-то ненавидящий патриарха и импортозамещение, воевал против проекта президентского лимузина «Кортеж», рассказывая сначала о том, что «в нем никто не поедет», затем — ​что «поедет, но недолго». Дальше были рассуждения в духе «нет, долго, но никому не понравится» и «сказали, что понравилось, но в серию не пойдет». Жизнь раз за разом все опровергала, но это ничуть не убавляло энтузиазма автора. В конечном счете, он же аноним — ​репутацией и лицом за систематическую ложь не платит.

Другой защитой права блогера на обман оказалось, напротив, его лицо — ​повышенная известность и популярность. Миллионы леммингов не могут ошибаться. Поэтому, к примеру, когда зрители смотрят нападки Евгения Баженова (псевдоним — ​BadComedian) на фильм «Движение вверх», побивший все рекорды российского проката, то своей массовостью они словно бы убеждают и автора, и друг друга в правоте… откровенной клеветы о мнимом «плагиате».

Претензии Баженова (он пару часов распинается о том, что «мы все украли») выглядят попыткой натянуть сову на глобус. Разумеется, отечественная картина имеет с американским «Чудом» («Miracle») не больше общего, чем «Властелин колец» с «Игрой престолов». Каждому, кто смотрел оба фильма, ясно, что ни один поворот сюжета, ни одна специфическая особенность сценария не повторяются. Наша кинолента куда живее, остроумнее, богаче на оригинальные ходы, чем весьма унылая забугорная спортивная докудрама. Все возможные совпадения — ​жанровые: одна эпоха холодной войны, одна тема — ​решающие матчи в командных играх. Конечно же, что-то общее в них будет. Но назвать это «плагиатом» можно, лишь предварительно сделав тенденциозную нарезку роликов из «общих мест».

И вот уже профессиональные потребители слухов, только что питавшиеся лапшой из анонимных каналов, свято верят ютубному авторитету, который «врать не будет». Хотя каждый, давший себе труд посмотреть оба фильма, убедится в том, что на сей раз Евгений Баженов бесстыже соврал, рискнув репутацией ради каких-то ему одному известных целей. То ли не нравятся конкретные кинопроизводители, то ли то, что вместо «советский» говорится «русский». Мало ли…

В итоге история получилась довольно гадкая. Только-только у наших кинематографистов начало что-то складываться. Пошел период, когда российское кино стало в прокате всерьез биться за зрителя с Голливудом. И вдруг при помощи откровенной лжи зрителю вбивается мысль, что хорошего русского кино быть не может: «Если оно вам чем-то нравится — ​значит, это плагиат. А вообще, весь этот российский кинематограф надо не поддерживать, а разогнать и запретить». По крайней мере, именно такой вывод сделали неглупые в целом люди, наслушавшись сказок Баженова.

И это не лично его или других блогеров и телеграмеров вина, нет: перед нами — ​плод атмосферы подавляющего и всепожирающего «хайпа», когда любой лжи, равно как и любой вирусной рекламе, верят, если они повторены достаточное количество раз с известной степенью наглости.

Своеобразной точкой национального позора стала история в Кемерово, когда вполне приличные и даже претендующие на критическое мышление люди повторяли, как заведенные, вранье про «300 трупов», вброшенное негодяем Вольновым (к чести YouTube, в итоге забаненным). После этой лжи, едва не спровоцировавшей настоящий бунт, стало понятно, что хотя на каждый роток не накинешь платок, но какие-то рамки для установленного на бабкиной лавочке ретранслятора слухов все-таки необходимы. Если общество не в состоянии справиться с блогерами и поставить их на место, это придется делать государству — ​и ради безопасности, и потому, что их самоуверенность обходится все дороже.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть