Шоу больше не маст гоу он

14.05.2018

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Рисунок: Виталий Подвицкий«Мы возвели Европу в сан нашей общей Марьи Алексевны, верховной решительницы достоинства наших поступков» — ​эта фраза великого русского мыслителя Н. Я. Данилевского, невольно вспоминалась каждый раз, когда в России год за годом делали культ из провинциального музыкального конкурса «Евровидение». Начинавшийся ажиотаж вызывал чувство оторопи. Мы одновременно поругивали «женщин с бородой» и в то же время еще и еще раз хотели оказаться среди них самой бородатой.

Западные медиатехнологи это сумасшествие эксплуатировали как могли: то Россию троллили оскорбительными песнями от соседей, то нарочито награждали — ​безо всяких на то музыкальных оснований — ​заведомо враждебные нам страны. В прошлом году украинские власти постарались по полной унизить российскую певицу Юлию Самойлову, а сейчас, в Португалии, ее просто не пустили в финал. Говорят, какие-то резоны для такого решения были. Наверное. Не важно.

Барабанная дробь. Россия впервые за сколько-то лет не примет участие в финале конкурса «Евровидение». Сутки нас потчевали этими заголовками. И… ничего не произошло.

Года бойкота оказалось достаточно, чтобы «Евровидение» ушло куда-то на третий план общественного внимания. Никто в этот раз не подсчитывал с карандашом баллы, не устраивал тотализатор прогнозов, не писал в блогах о песнях, которые даже однодневками не назовешь — ​они забываются сразу. Попса оказалась мороком. И не важно, куда поедет это шапито на будущий год — ​в Израиль или на Мальту, да хоть в Исландию — ​не жалко.

Будем надеяться, что это сформировавшееся равнодушие — ​лишь первый признак того, что мы наконец-то перестали путать культуру и шоубизнес.

Во время затянувшегося обморока отечественного самосознания два этих понятия были слиты. Из «новостей культуры» публику интересовало только одно: кого поймали в чьих трусах, кто с кем развелся, сколько на неделе было пьянок etc. Даже сами поп-звезды забывались и искренне начинали думать, что являются не то что «деятелями культуры», — ​едва ли не учителями жизни. Особенно если полагали, что их музыкальная продукция — ​не заурядная попса, а «настоящий русский рок». В этом случае начиналась натуральная политинформация пополам с проповедью.

И вдруг прямо на глазах общественный интерес к шоу-бизнесу схлопнулся. Если в 2015 году подобного рода «новостями» интересовались 11 процентов граждан, то теперь, как показывает новый опрос Фонда «Общественное мнение», вся эта «большая стирка» занимает пять процентов респондентов. Причем люди отчетливо осознают отличие шоу-бизнеса от культуры, интерес к которой значительно выше — ​17 процентов.

И это тоже объяснимо: настоящих новостей культуры стало гораздо больше. Начали выходить отечественные фильмы, за которые не стыдно. То тут, то там вспыхивают споры вокруг театральных постановок. Настоящим событием в последние годы стали художественные выставки русских классиков. Если на Серова два года назад ломились, на Айвазовского в 2016-м лились ровным потоком, то на Верещагина весной 2018-го приходят неторопливо, без спешки, зато побывали на нем почти все, кто мог добраться. Мы вспомнили, что в нашей жизни бывают чудные мгновения.

Нравится ли это кому-то или нет, но в России начинается эпоха серьезности. Не только «шоубиз», но и все, что связано с «гламуром», показной тратой денег и бессмысленным самопоказом, тоже теряет аудиторию. В глубоком провале «мода и стиль», «жизнь за рубежом». Зато все следят за внешней политикой и укреплением армии. Теперь у нас не подиумы, а парады — ​сообщения о показах образцов вооружений заметно потеснили новости моды. Резко вырос интерес к работе правоохранительных органов. Секрет довольно прост: теперь нам регулярно рассказывают о тех, для кого эра шальных денег закончилась. По телевизору показывают изъятые миллиарды рублей и спрашивают у объявленных вне закона обладателей, откуда могли взяться все эти богатства. Вопросы задаются достаточно серьезным чиновникам. Это зрелище никаким песенным конкурсом, конечно, не перебить.

К сожалению, в упадке пока словесность. Русских романов и рассказов не так много, хороших — ​почти нет, великих — ​не предвидится. Литературные премии оккупированы тусовочными героями, хорошо смотрится серия «ЖЗЛ», но фигур, равных по масштабу Астафьеву и Распутину, не выросло. Пелевин и Сорокин откровенно не тянут. Поэзия ушла в Сеть, но авторов слишком много, и их стихи не формируют культурный контекст, оставаясь пробой пера, забавой, милой безделицей.

Но в целом прогресс огромен. В 90-х мы бродили по советским руинам, не зная, как быть дальше. В нулевых начали разгребать завалы, вытаскивать все, что можно спасти, в десятых — ​заложили фундамент нового дома.

В следующем десятилетии, будем надеяться, настанет пора стен и крыши.

Национальная культура — ​наш общий дом. Заниматься им — ​самая почетная, серьезная и важная задача. Когда он будет построен и обжит, можно подумать о шоу-бизнесе, заезжем балагане с бородатыми женщинами и шпагоглотателями. Когда у тебя крепко стоит собственное жилище, не зазорно съездить на ярмарку, поглядеть на гастролеров, подивиться трюкам. А то и самому удаль показать.

Почему бы и нет, если дома все в порядке?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть