Офшорные реки в родные берега

08.02.2018

Андрей РУДАЛЕВ, публицист

В России продлено действие амнистии капиталов. Госдума приняла сразу в двух чтениях законопроект «О добровольном декларировании физлицами активов и счетов». С таким предложением под занавес прошлого года выступил президент Владимир Путин. Комментируя идею, пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков отметил, что делается это ради создания в стране комфортных условий для бизнеса, ведь инвестиционная атмосфера за рубежом для российского капитала становится чрезвычайно ненадежной.

Другими словами, государство предлагает свою экономическую защиту, пока любые гарантии за границей сходят на нет. Вмешивается большая политика, которая никогда не чуралась экспроприации чужих денег. Памятен прецедент 2013 года, когда в кипрских офшорах были заблокированы колоссальные деньги, вывезенные из России. Теперь Великобритания грозит предпринимателям, которые используют Туманный Альбион как отмывочную. Несложно догадаться, что в первую очередь заморозят средства наших бизнесменов. Потом доказывай, как спортсмены-олимпийцы, что ты чист и в темных схемах не участвовал. Никакие суды не спасут.

Сейчас на международной арене экспроприация фактически узаконена. Она заретуширована и легитимизирована понятием «санкции» (от последних не застрахован ни один человек, имеющий российское гражданство).

Второй аргумент для продления амнистии капиталов, главный бич отечественной экономики, — непрекращающийся отток финансов. У этого явления несколько причин: и нестабильность внутренних рынков, и воспитанное идеалами 90-х поколение буржуа, которые воспринимают страну как плацдарм для зарабатывания денег, но не связывают с нею своих долгосрочных перспектив, поэтому вкладывают и тратят свои средства не здесь. Во многом мы имеем дело с инерционным процессом, его маховик раскручивается устойчивыми стереотипами. Главный из них — будущее России туманно и шатко.

Амнистия капитала — это и один из путей развенчания подобных мифов. Первый этап, проводившийся с 2015 по 2016 год, был формой рекогносцировки, попыткой заработать доверие, обкатать механизм. Называется цифра в 7,2 тысячи добровольных деклараций иностранных активов, за которые предприниматели освобождаются от уголовного и налогового преследования. Это не так уж и много, но денежные реки за рубеж текут десятилетия и разворот их — дело не пары лет. Бизнес присматривался, было много опасений, которые, к счастью, не оправдались. Во время первого этапа амнистии была предпринята попытка показать надежность внутреннего рынка на фоне нестабильности внешних. Есть все основания полагать, что финансы начнут возвращаться в страну и работать на ее экономику. По крайней мере сейчас для этого есть все условия.

Конечно, есть и другие, более радикальные методы. Один из них недавно апробировали в Саудовской Аравии, где местные принцы были, по сути, взяты в заложники, пока не выдали государству необходимые миллиарды. Но подобные акции устрашения имеют разовый эффект. Вторая крайность — пустить все на самотек. Мол, у нас тут свобода, твори что хочешь, таскай сколько хочешь.

Власть выбирает долгосрочную перспективу. В России снова заговорили о грядущем, а значит, работы будет очень много. На смену ощущению временности, шаткости, непредсказуемости приходит понимание того, что в стране все всерьез и надолго. Никогда еще слово «будущее» не звучало так часто и столь убедительно.  

Понятно, что без больших денег, вложенных в развитие, сложно говорить о каком-то движении и рывке страны вперед. За разговорами о том, как волевым усилием мы можем горы свернуть, часто забывается о том, что институты — лучшая гарантия того, что свернутая гора не упадет прямо на тебя, придавив насмерть. Скорее всего, в случае с капиталами произойдет то же самое, что и с материнскими сертификатами: поначалу было много скепсиса, но в итоге эти меры показали свою эффективность и их действие постоянно продлевается. Из разовой акции они перешли в разряд долгосрочной демографической политики, в государственную стратегию. Так происходит институциональное оформление идеи.

В России все еще сильна популистская повестка — отнять, поделить, разделаться, посадить. И власть, конечно, могла бы оседлать эту чрезвычайно простую риторику: удобно, дешево и безопасно, «народ поддержит». Но проблема состоит в том, что без элиты не бывает ни общества, ни государства: воспитать ее, научить, дать гарантии — задача очень трудная, но необходимая. Амнистия капиталов — сигнал о том, что ради будущего работать можно со всеми, кто присягнет стране.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть