Свежий номер

Игры недоброй воли

08.02.2018

Михаил БУДАРАГИН, шеф-редактор газеты «Культура»

Зимние Олимпийские игры приковали к себе внимание задолго до официальной церемонии открытия. Возможно, в этом формате они станут последними, и впереди нас ждет самая радикальная реформа детища Пьера де Кубертена, великого романтика, решившего возродить спорт во имя мира. Гораздо лучше сражаться на катке, чем лежать в окопах, однако война, все время маячившая на пороге, захлестнула теперь само олимпийское движение.

В каком состоянии подходит к соревнованиям наша команда — ​таким вопросом задаются спортивные СМИ, гадая, на сколько медалей могут рассчитывать «атлеты из России». Все это, конечно, важно. Но, во‑первых, рекорд Сочи очевидно не будет побит, а, во‑вторых, у всего происходящего есть куда более существенные аспекты. После того как МОК решил пренебречь вердиктом Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS) и не допустил 15 из 28 оправданных российских спортсменов, даже оптимистам ясно, что это только начало.

Международный олимпийский комитет и принимающая сторона, разумеется, всеми силами будут стараться устроить «праздник спорта», но первая и ключевая проблема этих Игр состоит в том, что любая медаль может быть признана нелегитимной по причинам, понять которые любому вменяемому человеку затруднительно. До Игр в Пхенчхане мы слышали много разных объяснений от самого МОК и печально известного WADA, но каждое из них нуждается в переводе с бюрократического на человеческий. Пока «антидопинговая война» развязана против России, но те методы, которыми она ведется, пугают не только нас.

Вот что заявляла глава Независимой организации допинг-тестирования (ITA), экс-министр спорта Франции Валери Фурнейрон после того, как чистые российские спортсмены (шорт-трекист Виктор Ан, биатлонист Антон Шипулин, лыжник Сергей Устюгов, фигуристы Ксения Столбова и Иван Букин) не были допущены до соревнований: «Невключение в список приглашенных не обязательно означает, что спортсмен нарушал антидопинговые правила, — ​не должно автоматически ставить под сомнение их честность». Как это можно понимать? Если следовать обычной человеческой логике — ​никак. «Мы не пустим, а почему, не скажем — ​сами сформулировать не в состоянии». Профессиональный журналист сможет продраться сквозь этот поток сознания, а обычный спортсмен, который не закален в чтении сумбурных корпоративных пресс-релизов, — ​что он должен уяснить?

Видимо, то, что над олимпийским движением организована чудовищная по размерам, бесполезная (если не вредная) бюрократическая надстройка, которая путается в показаниях и занята обычным для западного мира политиканством. МОК демонстрирует все то же самое, что обычный зритель видел в любом политическом сериале: интриги, подтасовки, вранье, попытки давить на неугодных. И этот пример заразителен. Не случайно накануне Игр откровенно затравили знаменитую южнокорейскую гимнастку Сон Ён Чжэ, которая посмела (!) поставить в «Инстаграм» лайк россиянке Аделине Сотниковой. Эта история прямо не касается допинга, речь идет об уязвленной гордости за неудачу сборной Южной Кореи в Сочи, но публичное шельмование уже никого не удивило. На войне как на войне, а кто этого не понимает, тот сам виноват.

Символично, что впервые со времен памятной летней Олимпиады в Германии (1936 год, Гитлер уже полноправный фюрер) из лексики исчезло классическое выражение «спорт вне политики». Сегодня произносить это дико. Но термин «политика» в данном случае стоит трактовать не только как «борьбу с Россией». Это было бы слишком просто. Нет. Война, однажды начавшись, будет теперь идти постоянно и против всех. Так, например, по данным немецкого телеканала ARD и британской газеты The Sunday Times, под «допинговым подозрением» теперь находятся сотни лыжников, которые выступали с 2001 по 2010 год. Некий неизвестный источник (стиль узнаваем) обнаружил около 10 тыс. образцов крови, и грязных среди них — ​около трех процентов. Первые по количеству попавших в «группу риска» три страны: Россия (34 процента представителей), Франция (29) и Австрия (28).

МОК и WADA, открыв сражение за «чистый спорт» и решив не стесняться в средствах, не в состоянии взять и прекратить: каждый месяц будут вскрываться все новые случаи употребления запрещенных веществ. Спортивный мир проглотил то беспредельное хамство, с которым была отстранена от Игр сборная России, а значит — ​до поры будет принимать и другие репрессивные шаги. Как говорится, когда пришли за евреями, я молчал, когда явились по мою душу, говорить было уже некому.

Если бы жизнь могла повторить кино, то оболганная, ошельмованная, лишенная флага и гимна сборная России по закону взяла бы все медали из возможных и заняла первое общекомандное место. Чтобы в финале, прямо перед титрами, вдаль уходил, заложив руки за спину, расстроенный Бах — ​под звуки знаменитой кантаты «Господи, не суди раба твоего». А над Кореей летели бы в зимнем небе наши флаги. Однако реальность на самом деле предлагает ограниченное число сюжетных ходов, и все они — ​не слишком красивы.

Когда Олимпийская деревня опустеет, в свои кабинеты зайдут серые люди в хороших костюмах. Они должны будут решить, кто достоин медалей, а кто — ​нет, они станут размышлять о том, какие из так называемых «доказательств применения допинга» стоят разговора, а какие — ​нет, им придется сломать CAS, чтобы не мешался впредь под ногами.

До следующих Игр, которые должны состояться в 2020 году, будет решаться самое главное: или международная бюрократическая система, превратившая Олимпийские игры в торжество «пробирочной дипломатии», останется и победит, или будет реформирована, или пожрет сама себя.

Спорт здесь ни при чем. Перед нами разворачивается классическая драма противостояния транснациональной структуры с предельно широкими полномочиями и минимумом реальной ответственности, с одной стороны, и национальных институций — ​с другой. Спортивные чиновники разных стран (это касается не только России) еще не поняли, что никакой «игры по правилам» не будет: в свое время, чтобы свергнуть Саддама Хусейна, достаточно было потрясти пробиркой, в которой, конечно, ничего не было. Теперь для доказательства «применения допинга» нужен лишь плохо оформленный беглым шизофреником донос, а для отстранения спортсменов хватит одного желания.

Если эта система победит, то Олимпиада превратится не в соревнование национальных команд, а в сражение отдельных атлетов с WADA: побеждать будут не те, кто окажется «быстрее, выше, сильнее», а те, кого решено будет допустить. Если же систему удастся разрушить, главные соревнования современности, разумеется, будут выглядеть иначе. Сумбурнее, но честнее.

То, что раньше было опробовано в международной политике (и привело к существенной ее деградации), теперь перенесено на спорт (который, конечно, пострадал не из-за допинга, а из-за создания атмосферы недоверия, доносительства и страха), и завтра может быть реализовано в любой другой сфере. После Игр в Пхенчхане модель, скорее всего, будет признана рабочей, а значит, впереди много самых неожиданных открытий.

Об этом России не следует забывать. Наше умение видеть в оголтелых пропагандистах, шулерах и выжигах «партнеров для диалога» обошлось стране достаточно дорого.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел