Лишний мой бухгалтер

01.02.2018

Андрей РУДАЛЕВ, публицист

«Все, что мешает идти вперед, должно быть зачищено, отброшено» — эти слова Владимира Путина, сказанные в ходе недавней встречи с доверенными лицами, касаются не только и не столько мартовских выборов. Воспринимать их стоит в более сложном контексте. Чтобы его понять, не стоит далеко ходить за примерами: в образовании, одной из ключевых сфер общественной жизни, есть то, что трудно, но необходимо «отбросить».

На днях на совещании с ректорами в Новосибирске замглавы Рособрнадзора Наталия Наумова заявила о переизбытке юристов и экономистов. Вузы до сих пор выпускают их — будущих безработных — в десять раз больше, чем необходимо.

Новость утонула в информационном шуме, и это неудивительно: постановка проблемы старая, и вечная актуальность дополнительного внимания не приковывает. Да, стране необходимы квалифицированные рабочие руки, инженеры, аграрии, для этого государство пытается (и небезуспешно) поднять престиж профтехобразования. В 2007 году в Совете Федерации Владимир Путин, обсуждая систему подготовки кадров, настаивал на том, что она должна соответствовать современным требованиям рынка труда. Тогда же он упрекнул высшие учебные заведения в том, что они продолжают работать по старинке. В 2011 году президент Дмитрий Медведев говорил, что учебные заведения не следят за рынком труда, что их набор специальностей нужно «осовременить», так как существует запрос на целый ряд инженерных профессий.

С одной стороны, интересы государства упираются в то, что вузы консервативны и вынуждены зарабатывать. Пилить сук, на котором они сидят, себе дороже. Ведь есть спрос, и учебные заведения обеспечивают его коммерческим предложением. Обычное алиби в условиях рынка, ничего особенного. Любой ректор честно скажет вам, что так делают все.

Но свалить все на высшую школу и в очередной раз сказать о том, что «вузы — не такие», — слишком простой ответ. Абитуриенты идут учиться именно на юристов и экономистов даже на платной основе, палками никто их не загоняет, родителям часто приходится очень ужиматься, чтобы обеспечить отпрыску «достойное образование». Это не секрет.

Мы живем в обществе, которое зависимо от стереотипов. Часто они — безусловное благо (скажем, открывать даме дверь и подавать руку, когда она выходит из машины — ох, как это теперь несовременно), но случается так, что тянут за собой ненужный шлейф.

С девяностых юриспруденция и экономика были в топе самых популярных направлений в вузах. Повсеместно открывались соответствующие факультеты. Под них создавали университеты, филиалы, предлагались различные формы обучения от дневной до дистанционной. Выбор этих профессий объяснялся тем, что в будущем — теоретически — был шанс успешно устроиться на высокооплачиваемую работу. Дипломированными специалистами с высшим образованием становились также и те, кто еще раньше был целевой абитуриентской базой профтехучилищ. «Корочка» воспринималась как форма социального лифта. С повсеместным распространением модных псевдофакультетов в 90-е, с бойкой их торговлей на развес произошло и снижение уровня высшего образования в стране. Помог и романтический флер в стиле «бухгалтер, милый мой бухгалтер»: мол, и скромные люди в серых пиджаках могут ворочать деньгами.

Мы пришли к тому, что вузы зачастую становились заменой профтехучилищ, а затем кое-где и школ как таковых. Повсеместное требование «диплома» (работодатели грешат этим до сих пор) стало еще одним камнем в основание новой реальности, выстроенной на мифе о том, что высшее образование необходимо вообще всем.

Конечно, это не так.

Теперь песня про бухгалтера спета. Он давно уже не герой эпохи. Страна устремлена в будущее, готова к большому делу, в том числе и к отходу от сырьевой экономики, а дефицит квалифицированных рабочих рук, инженерных кадров, технарей становится существенной помехой этому движению.

Но что делать с обществом, с родителями, которые тащат своих чад на «юридический»? Просвещать. Долго, упорно, последовательно объяснять, показывать на примерах — возможно, отталкиваясь поначалу не от интересов страны, а от личных, сколь угодно шкурных, человеческих мотивов. Хороший юрист на самом деле — на вес золота, но чтобы им стать, нужен талант (почитайте Анатолия Федоровича Кони, разве нет там, кроме всего прочего, огромного дарования?), а вот кусок хлеба семье обеспечить можно на более приземленной работе.

Это первый уровень. Второй — престиж собственно рабочих профессий. Хорошо бы увидеть на экране героя труда. Хотя бы одного. Но такого, чтобы полюбить его всей страной. И, наконец, третий уровень — серьезный разговор о целях и задачах страны, ее перспективах и будущем. В этом движении от частного к общему много разумного, так почему бы не попробовать?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть