Остров примирения

17.01.2018

Андрей РУДАЛЕВ, публицист

Еще совсем недавно казалось, что мы навеки завязли в исторических распрях: споры продолжались и ни к чему не приводили, застарелые обиды и эмоции брали верх. Могло сложиться впечатление, что ученые, журналисты и обыватели будут воевать друг с другом до скончания времен. Но сейчас стали появляться яркие примеры того, что можно найти точки сближения, а национальное примирение — ​не риторическая фигура, не ловкий пропагандистский ход, а решаемая задача.

Стоит выделить в связи этим документальный фильм Андрея Кондрашова «Валаам», который показали недавно на «России 1». Он стал главным телевизионным событием наступившего года, ленту ни разу не перебивали рекламой, что говорит об особой ее значимости.

Древнейшая обитель на Руси была выбрана не случайно. В ее истории, по сути, отражается весь путь Отечества. Валаам — ​русское пограничье, наша передовая. С XII века обитель регулярно опустошали иноземные нашествия. Всякий раз монастырь поднимался вновь. Он словно бы умирал и возрождался вместе со страной.

На фоне картин нынешней жизни Валаама, строгой и спокойной, и прозвучали слова Владимира Путина о «семенах единения». В документальной ленте президент сравнил коммунизм с христианством, и, конечно, его слова стали богатейшей пищей для обсуждения и бурных дискуссий. За эту аналогию еще до выхода фильма ухватились многие, в СМИ появились кричащие заголовки. Но посыл картины — ​не искусственное сопоставление, а сшивание, вычленение в отечественном изводе коммунизма отсветов, отражений христианства.

Основной смысл послания — ​не в политической, а в исторической плоскости. Да, XX век оказался не таким, каким его видели мечтатели времен «Братьев Карамазовых» и «Анны Карениной». Были войны, жертвы, кровь, но были и великие победы, невероятные достижения, примеры высот человеческого духа. Кто-то может назвать прошлое столетие богоборческим, кто-то — ​высшей ступенью в развитии отечественной цивилизации, но применительно к России главное состоит в том, что вера никуда не исчезла.

Именно поэтому Путин на Валааме воздает должное Советскому Союзу, который многие верующие монархисты привыкли считать злом. В свою очередь сам президент — ​светское лицо, мирянин, выросший, получивший образование, начавший работать в СССР. Это не мешает ему верить. Никакого противоречия нет.

«Левые» в словах президента могут увидеть гигантский шаг навстречу. Они прочтут, что в октябре 17-го началась история не какой-то совершенно новой страны, но продолжился путь тысячелетней цивилизации. Их успокоит то, что речь не идет о выносе тела создателя советской страны из Мавзолея.

Их противники услышат в путинском высказывании, что в XX веке в России был произведен колоссальный богоборческий эксперимент, который успехом не увенчался. Повторять не будем.

На полях битв XX века пора серьезно прибраться. Вернулась к жизни Валаамская обитель, возрождается страна, все сильнее звучит мысль о собирании нации и преодолении сил распада, разъединения и разрушения, которые проявляли себя в разные периоды долгого пути России — ​и в Смутное время, и в 1917-м, и 1990-х — ​каждый раз, когда рубили и резали по живому. «Валаам» рассказывает об отделении исторических зерен от плевел, о преодолении нигилизма.

Фильм Андрея Кондрашова открывается словами о том, что здесь, на Валааме, «начинается дорога России к Богу», это «северный оплот», «зеркало России». Конечно, как отметил президент, зеркал таких у нас много. Так, на знаменитых Соловках в Морском музее есть карта, в полной мере отражающая русскую национальную идею, состоящую в расширении и освоении, преображении пространства. Это карта путешествий наших легендарных первопроходцев, которые осваивали Север, Сибирь, покорили Америку. Через движение на пути к новому всегда в России начинается возрождение.

Россия — ​сложная страна, в которой и общество устроено не слишком просто: представители разных идей то и дело вступают друг с другом в непримиримые (как кажется) противоречия. И, разумеется, президент, ступая по древней земле и рассказывая об истории и будущем обители, был осторожен в словах, старался никого не задеть. К кому он остался равнодушен? К тем, чьей задачей были и остаются хаос и смута, расчленение страны. Со всеми остальными можно договариваться, искать формы диалога. Это — ​уже не о прошлом, а о том, на каких принципах строится Россия сегодня.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть