За сбычу мрий!

25.11.2013

Ольга ТУХАНИНА

«Европа цезарей! С тех пор, как в Бонапарта гусиное перо направил Меттерних, впервые за сто лет и на глазах моих меняется твоя таинственная карта», — писал любимец нашей интеллигенции Осип Мандельштам в сентябре 1914 года. Тогда на континенте уже гремели залпы Первой мировой, поэтому в поэтических целях, конечно, легко было сравнивать новую войну с походами первого евроинтегратора, Наполеона. Но тут Осип Эмильевич преувеличивал. Таинственная карта Европы менялась постоянно. И на протяжении всех ста лет до этого стихотворения, и на протяжении ста лет после.

Собственно, все говорят «Европа! Европа!», а что это означает, никто толком объяснить не в состоянии. Ведь не географическое же понятие. Украина, допустим, уже и так в Европе. Куда больше-то? Видимо, подразумевается нечто из духовных сфер. Нечто конфетно-упоительное. Поэтому напрасно увещевают скучные экономисты тех, кто выходит в поисках своей Европы на майданы или болотные площади. Бессмысленно. К реальности это не имеет отношения. Это поиск своего Небесного Иерусалима, Эдема, Эльдорадо — называйте, как хотите.

Никто ж в здравом уме не станет приколачивать свою плоть к мостовой, призывая следовать западным ценностям. Нет. Совсем другие картины наблюдают митингующие в бриллиантовом дыму: чистенькие мостовые, уютные домики, Шир с хоббитами и Бейкер-стрит с современной вариацией Шерлока Холмса. Вдобавок, эти картинки у каждого свои. Поэтому у сторонников европейских ценностей наблюдаются странные сближения. Геи пляшут рядом с теми, кто предлагает этих геев варить в кипящем масле. Те и другие хотят в Европу. Безродные космополиты в том же стремлении братаются с именитыми антисемитами. В Латвии перед хоккейным матчем прямо на льду развернули красочную свастику. Они уже в Европе, но, видимо, в какой-то не в той. Им, вероятно, желается попасть в старую добрую Европу образца 1943 года, когда Адольф эффективно объединял народы, отпиливая выступающие элементы в уютных концлагерях.

В самой Европе на все эти пляски смотрят снисходительно. Кого там волнуют проблемы туземцев с их карго-культом? Кризис на дворе. Нужны рынки сбыта. Нужны те, кто будет покупать стеклянные бусики за полновесное золото. А уж под каким флагом они это станут делать — какая разница? Европа до сих пор не может переварить европейцев из Польши и Румынии, не говоря уже о «европейцах» из Марокко и Алжира. Поэтому новых братьев по цивилизации из Львова и Харькова на Бейкер-стрит, конечно, не ждут.

Но даже не в этом дело. Мечты, они же по-украински — мрии, имеют печальное свойство сбываться. Уж больше двадцати лет прошло с тех пор, как многие народы СССР получили чаемую независимость. Но райские кущи нигде не выросли. Выяснилось, что смена бирок ничего не дает. Назови ты милицию полицией, а градоначальника — мэром, порядка на улицах от этого не прибавится. Переименование Верхневолдырского техникума в Нью-Гарвард еще не означает, что обладателей его дипломов будут с удовольствием принимать на работу в Берлине и Париже.

Так и получается, что стремление к интеграции оборачивается, напротив, углублением раскола, который мы сейчас и наблюдаем на Украине. Вместо того, чтобы искать точки соприкосновения внутри своей собственной страны, тамошние политики растягивают ее в противоположных направлениях. Но свою идентичность нельзя взять у кого-то взаймы. Ее нельзя скопировать. Ее можно только проявить. Наблюдая за событиями на Украине со стороны, это видно особенно отчетливо.

К сожалению, многие из нас на чужих уроках учиться не собираются. Завтра же какой-нибудь профессор из ВШЭ заявит, что без европейских ценностей мы погибнем. Но как эти ценности пересадить на нашу почву, не объяснит. Да и нужны ли нам их новомодные европейские ценности — тоже большой вопрос.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть