«Демона» каждый может обидеть

11.11.2017

Андрей РУДАЛЕВ, публицист

На прошедшей неделе много было сказано о революции, и некоторые реплики заслуживают отдельного внимания. Геннадий Зюганов, который, скорее всего, пойдет на президентские выборы в качестве кандидата от КПРФ (это решит съезд, но есть ли у кого сомнения?), пользуясь случаем, раскритиковал сериал «Демон революции» Владимира Хотиненко. Политик причислил ленту к «киноподделкам». Высказался Геннадий Андреевич, судя по всему, не слишком внимательно изучив объект критики, просто среагировал на шпионско-детективную или любовную линию.

Беда в том, что неискушенному зрителю и читателю новостей поначалу — ​почти автоматически — ​даже хочется поддержать Геннадия Андреевича в споре, в его апологетике. Уж столько глупостей и откровенной клеветы за последние десятилетия нагородили по поводу трагических событий начала ХХ века в России.

Только разобравшись (а многие ли будут этим заниматься?), понимаешь, что нападки бессменного лидера российских коммунистов и вечного кандидата в президенты надуманны. Кто-то крикнул «наших бьют!» — ​и он ответил.

Конечно, в сериале и в помине нет всей той пошлости, в которой его подозревает лидер КПРФ. Работа Хотиненко — ​попытка запечатлеть и раскрыть систему ходов сложнейшей шахматной партии, которая была разыграна в предреволюционные годы. Главные игроки — ​Ленин и Парвус. Из логики «Демона революции» прямо следует, что Октябрь 1917 года не был следствием заговора кучки злоумышленников — ​почва была готова, российская история вот-вот полетит под откос, несмотря на все заявления о том, что мы будем «ужинать в Берлине».

Но как все будет разворачиваться? По авантюрному сценарию Парвуса (тогда от страны камня на камне не останется) или по замыслу Ленина, который грезил о создании нового, лучшего мира? «Вы хотите гибели России, я — ​ее процветания», — ​со столыпинской твердостью говорит у Хотиненко Владимир Ильич, отмечая, что в союзники он может брать силы, преследующие другие цели, но ненадолго.

Время действия первых серий — ​1915 год. Вокруг уже — ​стихия разрушения. Парвус тянет страну в ее объятия, Ленин, путем сложной комбинаторики, отдаляет.

Конечно, будущий глава советского государства в сериале далек от канона, но этим и интересен. Он не просто игрок, но сильный человек, который борется с искушениями.

Парвус, от которого словно несет стойким серным запахом даже с телеэкрана, выступает в роли одного из искусителей. Возможно, в свое время он заложил душу, и именно поэтому ему так везет — ​после встреч с ним Ленин у Хотиненко часто произносит «черт», «дьявол». Почему приходится идти на временное сотрудничество с такими людьми? Да потому, что демонически-разрушительная стихия стала тотальной. Она раздавит, если не попытаться ее стратегически обмануть, как это сделал гоголевский Вакула, оседлавший черта.

Печально, но Зюганов не увидел, что в сериале рассыпается давний миф о большевиках как о немецких шпионах. Фильм получился не идеологическим, а дискуссионным, не очерняющим, а ставящим вопросы.

В сериале обозначена важная тенденция: путь к постижению нашей истории возможен, но нужно научиться избегать ловушек категорических ответов и формул — ​чтобы увидеть неоднозначность и многослойность того, что происходило с Россией.

Культура — ​явление само по себе сложное, тем она и ценна. И людям, которые обличены властью (лидера партии с десятками региональных отделений и фракцией в федеральном парламенте, конечно, с полным правом можно к ним причислить), все-таки придется постичь сложное умение не рубить с плеча, когда речь идет о произведениях искусства.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть