Русь отъезжающая

09.11.2017

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист, обозреватель телеканала «Царьград»

«Русь сидящая» внезапно превратилась в «Русь отчалившую». Ольга Романова, глава знаменитого фонда помощи заключенным (иногда с намеком — мол, «полит-»), переместилась из России в Италию, Францию и, наконец, Германию, где ей предложили хорошее место «в одном респектабельном немецком фонде». В общем, ушла в отпуск.

Это не первый в нынешнем сезоне случай, когда звезда российского либерального небосклона отправляется в эмиграцию. Ранее о такой же перемене участи сообщила Юлия Латынина, которой угрожали неизвестные недоброжелатели. Сначала все отнеслись к ее проблемам с незаслуженным скептицизмом и иронией. Но после того как представитель целевой аудитории «Эха Москвы» гражданин Израиля Гриц полоснул по горлу другую ведущую радиостанции, Татьяну Фельгенгауэр, чтобы «прекратить телепатические домогательства» с ее стороны, стало понятно, что по крайней мере женская часть уникального коллектива в реальной опасности.

Ольге Романовой психопаты не угрожают. Ни либеральные, ни погромные. Ей даже сошли с рук дичайшие высказывания — вроде именования военного мемориала в Мытищах «кладбищем домашних животных».

Ситуация с правозащитницей ближе к тому, что произошло с Кириллом Серебренниковым. Представители Федеральной службы исполнения наказаний полагают, что глава «Руси сидящей», по сути, «распилила» грант Всемирного банка. Возглавляемая ею фирма «ЭрЭс» заключила с международной организацией контракт на мониторинг финансовой грамотности заключенных, написание брошюр, проведение лекций осужденным, их родственникам и сотрудникам изоляторов. Но, как пересказывает сама госпожа Романова позицию ФСИН: «Денежки мы свистнули, а лекций не читали».

Не знаю, кто прав в этом споре хозяйствующих субъектов, но информация о том, что она превратила помощь заключенным в честный ли, коррупционный ли, но точно доходный бизнес, повергла многих в шок. На Руси традиционно жалели узников. И представить себе бизнес-модель помощи заключенным непросто.

С другой стороны, деньги на сидельцев откуда-то брать надо. Более того, с получением средств проблемы только начинаются: скажем, как обналичить обширные западные гранты и при этом не прослыть иноагентом? Так, видимо, и появилась фирма, которая вместо субсидий на «узников режима» получает коммерческие контракты со стороны иностранных «спонсоров» на невинные, в общем-то, вещи — почитать лекции заключенным об их финансовых правах. И доступ в систему ФСИН с таким проектом открыт, и законный коммерческий доход российской фирмы, работающей с иностранным заказчиком, превращается в законный же взнос этой фирмы в российский фонд, поддерживающий заключенных. Тем самым опасная связь — иностранная структура финансирует российский фонд, не лишенный политического подтекста, — устранена. Схема идеальна. И если обвинения в адрес Романовой хоть частично справедливы, то это просто безумие — портить такой канал ради мелкой корысти, не проводить заявленные работы и недоплачивать лекторам. Хотя таким же безумием была мелкая экономия на «революции», и тем не менее в те времена, когда Романова держала в своих руках кассу «болотных» митингов, ее тоже ухитрились обвинить в финансовой нечестности, хотя о справедливости тех обвинений я судить не возьмусь.

Как и в случае Серебренникова, вопрос не только в форме, но и в содержании действа. «Русь сидящая» создавалась в те времена, когда существовало множество разнообразных групп лиц, которых кто-то считал «политзаключенными», причем о критериях было очень трудно договориться.

После 2014 года это стало вовсе невозможно и в «политзеков», с точки зрения либералов, превратились открытые военные враги: диверсанты — как Сенцов, каратели-убийцы — как Савченко. Именно за таких теперь рвут рубаху наши «вольнодумцы», именно про них теперь поминают перед президентом на заседании СПЧ.

При таком раскладе организация Романовой обречена была превратиться из «Руси сидящей» в «Дяденьки-шпионы», в представительство интересов открытого врага, не допускающего ни малейшей гуманности в отношении тех, кого держат в застенках, как оправданного и снова арестованного СБУ в зале суда Евгения Мефедова в Одессе. Ни о какой помощи или хотя бы законности там говорить не приходится. Ну а после того, как Романова оказалась в роли благотворителя не столько внутренних оппонентов, сколько прямых внешних врагов, события, которые вынудили ее к незапланированному отпуску, стали, в общем-то, неизбежны.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть