Культура без кулаков

31.08.2017

Александр ЧАУСОВ, журналист

Выступающие против Трампа американцы, начав со сноса памятников героям Юга в Гражданской войне, решили не останавливаться. От скульптуры они переходят к важнейшему из искусств: в одном из кинотеатров города Мемфис запретили к показу фильм «Унесенные ветром». Официальная причина — обращение граждан, в котором говорится о недопустимой «романтизации рабовладельческого строя на юге США». 

Все это в чем-то близко к российским реалиям — у нас тоже регулярно требуют «не пущать». Что ж, вполне нормально: люди имеют право и на такие высказывания, и даже на резкое коллективное неприятие чего бы то ни было. Сердцу не прикажешь. Но одно дело — слова, другое — запреты. И здесь можно было бы сказать тривиальность: демократы в Штатах действуют вполне тоталитарными методами: где нужно — травля, а где просто травля не помогает — там и массовые беспорядки. Об этом не написал только ленивый. 

Куда интереснее то, что в США уходит в прошлое важный постулат народовластия — dura lex, sed lex («закон суров, но это закон»). Без него демократия мгновенно превращается в «охлократию» — торжество толпы. Проще говоря, люди сами, в произвольном порядке, определяют, что для них закон, а что — нет. И государственная власть на уровне отдельного города, или даже штата, просто уступает требованиям истеричек, потому что «так модно» или «так положено». Градус лицемерия при этом только растет.

Стоит провести некоторые аналогии с недавними событиями в России. В частности, с историей вокруг фильма «Матильда», против которого так яростно выступают некоторые отечественные консерваторы. Скажем прямо, имеют полное право хоть жизнь отдать за царя — в частном порядке, конечно. Однако все «юридические инициативы» по недопущению ленты Алексея Учителя на экраны закончились ничем. Не потому, что фильм хороший или плохой (его вообще никто не видел — о чем разговор?), а потому, что закон есть закон. И не следует подменять его собой, особенно если кажется, что воюешь ты за некое «святое дело».

«Матильда» выйдет, споров будет много, и замечательно: об искусстве вообще принято дискутировать. Без кулаков только. Разумеется, бандитски закидывать студию Алексея Учителя «коктейлем Молотова», как это случилось в Петербурге, — недопустимо, и реакция власти на подобные акции должна быть максимально жесткой. 

На самом деле речь идет, конечно, не о неграх и даже не о царе Николае Втором, а о том, что можно назвать «бытовой политикой культуры». Фильм «Унесенные ветром» для американцев — почти как советская экранизация романа «Война и мир» с бесконечным небом Аустерлица или киноадаптация «Тихого Дона», известная всем любителям кино. Абсолютная классика, которая должна быть выше любых политических разногласий. 

Представим себе: приходят добрые люди, побуждаемые самыми благородными порывами, и требуют, чтобы «Тихий Дон» запретили потому, что там «слишком корректно показаны недобитые белогвардейцы». Верно и обратное: нынешние монархисты могут шествовать с хоругвями и громко заявлять о том, что в экранизации великого романа Шолохова «красные» недостаточно ужасны. Нужно измазать их черной краской, давайте, мол, срочно подвергнем цензуре это вредное произведение. Или — еще абсурднее — можно договориться до того, что «Семнадцать мгновений весны» необходимо немедленно и срочно отовсюду изъять потому, что уж слишком ладно полковник Исаев смотрится в проклятой фашистской форме и излишне вжился в образ истинного арийца с нордическим характером. Конечно, это звучит просто дико, мы воспринимаем картину Татьяны Лиозновой как гимн советской военной разведке, мужеству гражданского антифашистского сопротивления Европы, захватывающую историю о том, что добро побеждает зло. 

Люди могут высказывать самые разные точки зрения — и о неграх, и о Мюллере, и о белогвардейцах. Нет ничего страшного в том, что чьи-то позиции не совпадают. Кошмар начинается тогда, когда беззаконие обретает статус «нормальности», а частные придирки к классике (и современности) становятся поводом для решительных действий. «Тихий Дон» — выше спора нынешних поклонников Белого движения и сегодняшних последователей «левых» идей, так и должно быть. Об «Унесенных ветром» до последних скандальных событий можно было сказать то же самое. Теперь — нельзя. 

Вернемся к «Матильде». У этой колонки был более оптимистичный финал, но жизнь внесла коррективы. Атаковать студию режиссера, который тебе не нравится, — это не то же самое, что отменять фильм, давно ставший легендарным, или лихо валить памятники значимым для страны историческим фигурам. Но уже близко. Звонок тревожный. Плохо, когда отменена полемика, и заступиться за белых мужчин и женщин из «Унесенных ветром» страшно, потому что объявят «фашистом». Но еще хуже, когда вместо дискуссии принято махать то прокурорскими проверками, то чем-нибудь тяжелым. Пора с этим заканчивать.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть