Свежий номер

Выбор капитана гранта

17.08.2017

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ, депутат Государственной думы

16 августа стартовал второй в нынешнем году конкурс заявок на распределение президентских грантов между некоммерческими организациями (НКО). Первый тур завершился сенсацией. Патриотические убеждения более не являются способом зарабатывать на жизнь. Родину люби, однако денег за любовь не требуй. Лица, занятые тем, что публично демонстрируют те или иные взгляды, впредь не будут финансироваться государством, поскольку уже получили награду свою.

Кнопка alarm вдавлена до белизны в суставах: либералы берут реванш! А я скажу: ура. Браво. Бис. Быть может, шоковая грантотерапия оздоровит наши патриотические силы. Точнее, их самоназванный — и самозваный — «передовой отряд».

Речь не о чиновниках, которые в избытке праведных чувств рвут на груди сорочки от Тома Форда. С ними давно все ясно: если тебя ругают либералы, это еще не значит, что ты патриот. Если тебя обвиняют в воровстве, это недостаточный повод считаться жертвой травли. Когда следственная группа уже в пути, твоя высокопарная риторика ее не остановит.

Речь о псевдопатриотической диктатуре, потеснившей и заменившей диктатуру либеральную. С удивлением вспоминаю, как в одном столичном ресторане знаменитого баритона обломали с исполнением «Жило двенадцать разбойников, жил Кудеяр атаман». На припев «Господу Богу помолимся» примчалась перепуганная официантка: «В нашем заведении религиозная пропаганда запрещена!»

Ничего себе, да? Исторический центр Москвы. Кругом храмы, купола. Русские люди за столиками. Бред.

Этой картинке — лет пять-шесть. А на деле минула эпоха. Мы живем сегодня в другой стране. И я не удивлюсь, если упомянутая точка общепита наложила вето на My Way. От греха подальше.

До недавнего времени оголтелостью у нас отличались только крайние «либералы». Плоскими одномерными суждениями, инфантильным троллингом святынь и традиций, звериным антисоветизмом, недержанием гнева они дискредитировали либеральный дискурс на просторах нашего Отечества. Радоваться тут нечему. Скорее, напротив. Однако творимое ныне ультраконсерваторами гораздо опаснее. Ибо идея, которую дискредитируют они, стоит значительно дороже. «Сивушный» — по меткому выражению Петра Вяземского — патриотизм вызывает у трезвомыслящих граждан отторжение и смех. Как надо было постараться, чтобы превратить силу в уязвимость...

Вожди либеральной диктатуры сохранились лишь в отдельных заповедниках, большинство освободило площадку — иных уж нет, а те за бугром. Зато новоявленные дуче метут авансцену окладистыми бородами и подолами целомудренных юбок: все, как на подбор, православнее патриарха, компетентнее президента, отважнее министра обороны. Стиль до боли знакомый: закрытый для чужих аргументов слух, истерики, угрозы, оскорбление оппонентов. То, что прежде можно было услышать в свой адрес только на «Эхе Москвы», теперь прилетает с черносотенных ресурсов. Недаром и гайдаровцы, и черносотенцы в политическом спектре расположены справа. 

Пару месяцев назад на Урале меня зажал в угол активист известного патриотического движения: «Я трижды отправлял в редакцию «Культуры» свою программу по защите русского языка! Почему мне не отвечают?!» — «Наверное, потому что ваша программа сплошь состоит из грамматических ошибок». — «И что?!» — «Ну, хотелось бы, чтобы вы сами владели тем языком, за сохранение которого ратуете». — «Какое это имеет значение?! У меня душа кричит, а вы там буквоедством занимаетесь!»

Надоело. Утомляет глупость, возведенная в ранг добродетели. Косноязычие, выдаваемое за глас народа. «Благочестие», перерастающее в экстремизм. Ханжество, не способное оторваться от секс-шопов.

Мы сыты по горло председателями фантастических партий и академиками выдуманных академий. Диванными вояками и кухонными стратегами. Ряжеными, не снимающими косуху даже ради приема в Кремле. Искусствоведами в штатском, которые требуют вырезать из многострадальной «Матильды» промелькнувшую женскую грудь. Молитвенниками, грозящими жечь кинотеатры. Буде прозападный реванш действительно состоится, ультрапатриотам некого окажется винить, кроме самих себя. 

Эти люди испортили все, что можно было испортить. Им мы обязаны тем, что общественный диалог отброшен на несколько лет назад — к фазе острого противостояния. Они раздавили тонко настроенные электронные весы чугунной гирей. Туда, где требовался лазерный скальпель, явились с секирой — вдобавок оправдывая рубку с плеча цитатами из Библии. Поляну, нуждавшуюся в точечной прополке, вытоптали догола.

Общество только-только начало разбирать баррикады — и опять нас втягивают в войну. Общество практически дозрело до необходимости грамотного государственного регулирования в сфере культуры, однако теперь об этом лучше не заикаться. Приходится кивать, когда слышишь, что единственно возможный регулятор — уголовный и административный кодексы: все, что не запрещено, разрешено. Хотя в отношении культуры это лукавство. Культура живет не по законам, а по понятиям. Человеческим — в том числе национальным — понятиям о добре и зле, высоком и низком, прошлом и будущем. Если государство продолжит самоустраняться из этой системы ценностей, плотность конфликтов между художниками и общественниками будет неминуемо расти. 

Патриотов, пребывающих вне «передового отряда», сковали по рукам и ногам. Грамотный человек не захочет встраиваться в тренд, ведомый невеждами. Человек ответственный не станет поддерживать радикалов. Сложная личность, живущая в современном — чрезвычайно сложном — мире, не подпишется под примитивными решениями. Хотя бы потому, что они не работают. 

Пару месяцев назад можно было аккуратно упрекать Алексея Учителя в несвоевременности «Матильды» и высказывать пожелание, чтобы люди, уполномоченные раздавать кинематографистам бюджетные средства, рассматривали заявки также в общественно-политическом и социально-психологическом контексте, а не только с точки зрения будущей кассы. Ныне подобные разговоры закончены. Никаких центристских позиций. Никакого «принимая во внимание, но при этом учитывая». С тех пор, как в борьбе с «Матильдой» начала разыгрываться мусульманская карта, да вдобавок от всей истории понесло неприкрытым антисемитизмом, остается одно — громко поддерживать Учителя. Называя происходящее цирком, нельзя забывать, что клоуны частенько фигурируют в триллерах. Если на премьере картины либо в процессе проката фарс обернется драмой, а то и, упаси Бог, трагедией, всякий выбравший противоположную сторону понесет свою долю моральной ответственности.

В распределении президентских грантов главное, конечно, не кому конкретно достались деньги. Гораздо важнее факт официального открещивания государства от любой крайней идеологии. Разнообразная массовка, орущая «Россия, вперед!» (и при этом зачастую неспособная указать собственную страну на глобусе), уступает место тем, кто вперед реально движется.

Фанатиков это не остановит, но, думаю, многие головы, замороченные «передовым отрядом», охладит. Если конспирология вокруг грантов для НКО небезосновательна, скажем «спасибо» нашим либералам. Они в очередной раз оказали российскому патриотизму неоценимую услугу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел