Быт или не быт

14.06.2017

PRO&CONTRA

Разменяться на мелочи

Если заглянуть на сайт Всероссийского центра изучения общественного мнения, то мы легко обнаружим, что нашумевший опрос, посвященный ценностям россиян, показывает не абсолютные значения жизненных приоритетов, а сравнительный их анализ. О чем мечтали в 2007 году и чего желают сегодня? В этом основная польза от проделанной работы. На мой взгляд, ничего кардинально не изменилось. Люди остались прежними. Ужасны ли результаты, которые мы увидели? Полагаю, что нет. Предсказуемы? Конечно.

Как и десять лет назад, на первом месте — здоровье, безопасность, благополучие. Другой вопрос, если мы начнем сравнивать мироощущение советских граждан и наших современников, разница — огромна: действительно, в СССР общественное, государственное, мировое почти всегда затмевало личное. Космическая эпопея, запуск спутника, затем человека на орбиту — все это вызывало заметную гордость за Родину и потому выходило на передний план. Люди и впрямь мало думали о своем, местечковом.

Например, моя мама, когда устраивалась на работу, даже стеснялась спросить, какая у нее будет зарплата. Это было немного неприлично. Важным считалась полезность данной деятельности для общества.

Трансформация прежнего советского мировоззрения произошла далеко не сразу: Октябрьская революция тоже преобразила человека не вдруг, завершились эти перемены только после Великой Отечественной войны.

ВЦИОМ представил сравнительно локальное исследование, но если мы обратимся к мировым социологическим опросам, то увидим Россию и ее место в общей планетарной матрице жизненных ценностей. Мы-то всегда полагали, что сила наших сограждан в соборности — один за всех и все за одного. Но, как оказалось, россияне, в отличие от жителей многих других стран — американцев, шведов, китайцев, вовсе не те коллективисты, какими были еще лет пятьдесят назад.

Мы признаем лишь себя, отсюда и поворот к большой значимости здоровья, семьи, малого социального окружения. Что говорить, некоторые даже соседей по дому не знают. Толчок к подобному социальному эгоизму дали рыночные преобразования, в результате которых люди поняли, что полагаться ни на кого нельзя.

В этом — и трагедия, и основное противоречие нашего общества. С одной стороны, интересы государства по-прежнему значат для россиян очень много, с другой — мы сознаем, что не можем довериться никому, никаким институтам — только своим близким, узкому кругу.

Этот эффект в социологии называется атомизацией: вроде и живем вместе, а все время врозь. Мы не готовы ни перед кем расслабиться, потому что озабочены главным вопросом — как выжить во враждебном мире.

В качестве примера загляните на любое собрание товарищества собственников жилья. Участники совершенно ни о чем не могут договориться. Все организовывается из-под палки, тормозятся решения даже малых, прикладных проблем, таких, как уборка и вывоз мусора, ремонт дома. Всегда находится тот, кто заявляет, что не согласен.

В России по-прежнему огромную роль играют власть и богатство. Именно они лежат в основе наших жизненных приоритетов. При этом образование как способ их достичь далеко не на первом месте. Граждане разуверились в том, что добиться высокого положения и разбогатеть можно честным путем.

В начале рыночных преобразований многие надеялись, что собственный бизнес, предпринимательство, хорошая должность в достойной компании помогут заработать или продвинуться по карьерной лестнице. Магазинчик постепенно превратится в супермаркет, а младший клерк благодаря своим способностям и труду станет топ-менеджером. Но, ступив на первую ступеньку, они так на ней и остаются.

Понимание, что от таланта и работоспособности ничего не зависит, а успеху способствуют связи, личные отношения или даже взятки, убивает всякую инициативу. Нынешняя молодежь мечтает исключительно о карьере чиновника.

Однако не стоит ставить на обществе крест: рано или поздно от той системы ценностей, которую фиксируют опросы, россияне перейдут к иной. И предпосылки к этому уже есть. Тот факт, что, по данным ВЦИОМ, в стране растет интерес к экологии, к решению проблем своего двора, своей улицы, социальной городской инфраструктуры, свидетельствует о многом. Может показаться, будто бы все спокойно или, наоборот, все потеряно, но Россия — страна перемен, и сейчас они начинаются снизу, с тех сфер, где проще что-то сделать: движение идет от частного к общему, и пока мы размениваемся на мелочи. Чтобы по копейке собрать всю веру в страну заново.

Юрий Веселов, доктор социологических наук, профессор Санкт-Петербургского университета


Дети и пустота

Результаты недавнего опроса очень интересны и неожиданно пугающи. Разумеется, с огромным отрывом у наших сограждан лидируют такие ценности, как здоровье, отношения в семье и безопасность. Практически каждый человек говорит, что это самое главное. Да, совершенно нормально. Такова база, на которой строится жизнь.

Да, нам всем важно не болеть, жить в окружении любящих и любимых людей и не бояться выйти вечером на улицу.

Теперь к более сложным приоритетам. Для начала — социальная инфраструктура: детские сады, поликлиники, школы, площадки во дворах. Все то, на чем строится предвыборная программа кандидата в любой орган власти, — и не случайно. Хочешь завоевать любовь — обещай безопасную пластиковую горку.

Дальше идет комфортная городская среда, материальное положение, общение с друзьями…  И внезапно — достижение поставленных целей!

Но каких именно?

Вернемся к этому чуть позже, а пока обратим внимание: абсолютное большинство респондентов говорят исключительно о комфорте повседневной жизни. Тихо-мирно, все удобства под боком.

Давайте посмотрим, без чего мы обойдемся. ВЦИОМ безжалостно отвечает: не нужны карьера, творческая самореализация и досуг, участие в общественной жизни. То есть люди настолько сосредоточены на содержании своей частной жизни, что на все остальное не хватает ни сил, ни времени, ни возможности даже задуматься. Как будто нет ничего, выходящего за пределы узкого круга «дом — семья — работа». Да и работа воспринимается не как пространство самореализации и амбиций, а как место, где платят деньги.

О какой позитивной политизации можно говорить, если интерес к общественной жизни — 8 пунктов, а интерес к социальной инфраструктуре — 90? О какой патриотической мобилизации? О каком строительстве экономики будущего? О каких креативных индустриях?

Понятно, что эта картина не сложилась на ровном месте. Если у тебя в районе проблема с детскими площадками, а к автобусу идти через перекопанный парк — поневоле первым делом задумаешься о городской среде. Немного не до творческой самореализации. Но все же. Означают ли результаты опроса, что 90 процентов жителей России ежедневно испытывают настолько невыносимые проблемы в повседневной жизни, что им не до культуры с досугом и не до творчества с политикой? И в крупных городах все так плохо? И в Москве тоже?

И при этом россияне твердо намерены достигать каких-то неведомых целей.

Каких же? Помню, еще в начале 2000-х читала бесконечные отчеты фокус-групп из регионов: все респонденты сходились в одном. Нужно рожать и воспитывать детей. Дети наше все: цель, смысл, будущее. Они — универсальный ответ на любой вопрос, щит между человеком и бессмысленностью его бытия, а заодно — лучшее объяснение того, почему родителям даром не сдались карьера и политика.

За полтора десятилетия ничего не изменилось. Уверена, что, если копнуть чуть глубже, все устремления и цели опять упрутся в ту же стену.

Бедные дети. Ведь им вообще-то дальше жить в стране, где люди не хотят никаких перемен и даже не мечтают о том, чтобы мир и Россия менялись к лучшему. Придется как-то существовать в обществе, не наполненном ни мечтами, ни протестом, в пространстве, где нет ни конкурентного индивидуализма, ни коллективного имперского пафоса.

Сейчас никакого «проекта Россия» не существует. А смысл рождения новых детей — в том, чтобы они сначала играли на пластмассовых площадках, потом ходили в магазин и в поликлинику, а также ездили на удобном автобусе. Потом они вырастут и…

Давайте не думать об этом?

Не ясно, как общество будет меняться к лучшему: откуда возьмутся более прогрессивные взгляды, как будут смягчаться нравы. Социальное устройство предполагает или развитие (и риски, конечно, как без них), или деградацию. «Общественное спокойствие» — миф, обманка, оно предполагает явное ухудшение, замаскированное цифрами.

Где основания думать, что ваши драгоценные отпрыски будут жить в ситуации чуть получше, чем их родители? Где, кстати, ценность развития, то самое «чтобы завтра было лучше, чем вчера?»

Нет ее. Даже в голову никому не пришло.

Итоги опроса кажутся замечательными, но на деле они — повод начать всерьез размышлять о том, что будет уже завтра. Дети имеют свойство вырастать, странно не иметь этого в виду.

Анна Федорова, писатель


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Пров 19.06.2017 19:14:11

    Ничего удивительного: власть государства воспитывает вольно или невольно не гражданина, а покупателя. Даже не зная, каким государством она управляет: что такое зафиксированное в конституции РФ "социальное" государство? Бомж, делающий "ревизию" мусорного контейнера, тоже часть социума, следовательно "социального..." Примитивизация предлагаемых властью целей (рыночная экономика, неконтролируемое неравенство доходов, культ "звезд" вместо культуры и др.) - мелкие семена, которые закономерно дают хилые всходы в душах большинства граждан.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть