Худсовет для Крыма-2

08.06.2017

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ, депутат Государственной думы

В Ялте состоялся III Международный Ливадийский форум, посвященный сохранению русского языка как краеугольного камня Русского мира. Пленарное заседание возглавила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, и уже не в первый раз мне выпало поблагодарить Совфед за регулярно предоставляемую возможность высказываться по основополагающим, смыслообразующим вопросам нашей жизни. 

Представителям обеих палат российского парламента особенно важно помнить: было, есть и вечно сохранится гигантское пространство человеческого бытия, которое не регулируется законами. Оно регулируется совестью. Понятие «совесть» в русской традиции неразрывно связано с культурой, прежде всего — отечественной словесностью. Зачем нужно слово, если оно не несет правды и красоты?

Участники форума, двигаясь различными путями, сошлись в одной точке: Русский мир объединяет носителей не просто языка, но традиционных русских ценностей. А также обладателей традиционного русского характера, в сущности, очень ясного: мы можем вытерпеть все, если правда и красота есть, и начинаем гнить душой в их отсутствие. 

Как искусствовед по образованию, человек, всю жизнь занимающийся культурой, поделюсь наблюдением: культурный механизм работает строго логически. В зенит поднимаются те виды и жанры искусства, которые на данный момент отвечают душевным потребностям народа. Скажем, всплеск интереса — после долгих лет небрежения — к хоровому пению совпал с острым запросом на то, что мы торжественно именуем «соборностью». Когда стало очевидно, что идеология «выживай в одиночку, будь успешен любой ценой», навязанная и на какое-то время обаявшая наше сознание, чревата гибелью нации. Буквально — исчезновением России с карты мира. 

Не будь такой потребности снизу — делать что-то вместе, сообща приумножать красоту и гармонию, — усилия властей по популяризации «общественно полезного» творческого направления пропали бы незамеченными. 

Сейчас, на мой взгляд, крепнет еще один страстный народный запрос — вернуть доверие к слову. Доверие, утраченное катастрофически, ибо слишком часто власть, СМИ, так называемые «звезды», а равно большинство пользователей соцсетей нарушали и продолжают нарушать то самое святое правило «Зачем нужно слово, если оно не несет правды и красоты?». Пустой корявый шлак, мегатонны вербальной руды, производимые на всех уровнях государства и общества, теснят, давят, не дают дышать, и на этом фоне всякий намек на якобы правду, любая подделка под красоту могут соблазнить истосковавшихся граждан. Приходит очередной лжепророк, уводит за собой людей, а на нашем берегу удивляются: почему заученный бубнеж про патриотизм и нравственность не имеет успеха. Надо же, какой у нас народ твердокаменный!

Да не твердокаменный. Напротив. Болезненно чувствительный к слову. 

Крайние формы англомании в современном русском языке (о чем с поразительной гуманитарной подкованностью и не менее поразительным для чиновника чувством говорил на форуме председатель Госсовета РК Владимир Константинов) — тоже способ шифрования пустоты. Слово, не имеющее для русского уха смысловой и эмоциональной нагрузки, освобождает от необходимости затрачиваться душевно. Попробуйте разъять Крым на «квесты», «фуд-корты», «сан лаунжи» — и можете навсегда забыть про весну 2014-го. 

Меня крайне беспокоит распространенная ныне практика, когда главные проблемы страны доверяются узкому кругу «экспертов» — политологов, политтехнологов, и на каждую реальную боль они готовы предложить «технологическую» примочку. Самое поразительное — власть к ним прислушивается. Налицо шукшинская проблема шаманизма — но уже не в отдельных районах Севера, а в самом центре страны.

Лично я глубоко убеждена: с русским человеком нельзя договориться при помощи технологий. Мы отвечаем доверием только на искренность и платим любовью исключительно за любовь. Технологии бессильны против варварства и жестокости. Технологиями вы не погасите агрессию, не остановите отчаяние, не раскачаете апатию, не предотвратите дальнейшую маргинализацию общества. Это может сделать только слово подлинное, живое, горячее, попадающее прямо в сердце.

Форум, посвященный слову и языку, в Крыму естествен, как шум прибоя: эта земля культуроцентрична, прежде всего — литературоцентрична, ее благоуханный шарм формировался, в первую очередь, интеллигенцией. От благоухания, как и от интеллигенции, остались, впрочем, одни легенды: в копоти чебуречных, под долбежку плебейского музона, среди распахнутых пивных и закрытых пляжных туалетов собирается совсем иная публика.

Летом 2014-го, после долгой паузы побывав в Коктебеле, я выразила ужас от увиденного авторской колонкой в «Культуре». Спустя три года, в Ялте, увы, пришлось повторить тезисы той статьи: украинизация Крыма равнялась его вульгаризации (к сожалению, со временем все труднее кивать на невежество самостийных управленцев); почва, пропитанная историей и культурой, превратилась в скопление гнусных забегаловок; Крым принесен в жертву пошлости и, прежде чем снова станет здравницей тела и духа, сам нуждается в исцелении. 

Потому и рискнула я повторить в Ялте идею, впервые высказанную три года назад: надо сформировать художественный совет для Крыма, призвав ради спасения полуострова наиболее авторитетных, ярких, энергичных деятелей российской культуры. Разработать программу сбережения и эффективного использования крымского наследия, провести ревизию всех культурных мероприятий на полуострове (обоснованность, качество, что излишне, чего не хватает). Участвовать в достойном поддержании существующих и создании новых туристических маршрутов, контролировать состояние и установку памятников. Целенаправленно заняться досугом детей. По возможности снять распри творческих союзов из-за былых домов отдыха — это тоже одним чиновникам не под силу.

Необходимо наделить такой худсовет правом рекомендательного, однако громкого голоса по вопросам природопользования и градостроительным решениям. Как говорил основоположник славянофильства Алексей Хомяков: «То, что строится, должно иметь почтение к тому, что выросло». Верно практически для любой точки, но для Крыма — вдвойне.

Таврида — воплощенная поэзия. Здесь даже классики отечественной прозы раскрывали самые поэтические стороны своей натуры; здесь можно и нужно учиться поэтическому отношению к жизни. Приехать в Крым — значит прикоснуться, а не попользоваться. Приехать в Крым — значит стать лучше. На это должна работать вся крымская инфраструктура, вся крымская экономика, ибо экономическое развитие (о чем мы постоянно забываем) — не самоцель, но инструмент для более полного раскрытия человеческой души. 

Соединение Крыма с Россией в 2014-м породило сильнейшую душевную реакцию, в результате которой выделилось огромное количество человеческого тепла. Но время идет, романтический порыв неизбежно сталкивается с локальными разочарованиями, и все реалистичнее опасность, что тепло бесполезно уйдет в атмосферу. А оно должно двигать страну вперед.

Возвращение Крыма в состав России было грандиозной геополитической победой. Пора начинать готовиться к следующей победе — гуманитарной.

Глава республики Сергей Аксенов и Владимир Константинов идею худсовета для Крыма поддержали.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Пров 12.06.2017 15:26:40

    "Я рискнула повторить в Ялте идею, впервые высказанную три года назад: надо сформировать художественный совет для Крыма".
    ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    Почему только для Крыма? Необходим художественный совет для всей страны. В частности, редакторский: для лимитирования количества англоязычных слов и терминов в СМИ, наружной рекламе и документации. Последнее позорище - театральный фестиваль в Ясной Поляне " Толстой Weekend". Лев Николаевич, уверен, был бы возмущен таким "микстом"...
  • alt

    Федор Ермаков 18.06.2017 02:53:56

    Замечательная статья - и по форме, и по содержанию; все в ней очень верно. Автору спасибо!
  • alt

    Волков 21.06.2017 07:12:02

    Е. А. Ямпольская:
    «Но время идет, романтический порыв неизбежно сталкивается с локальными разочарованиями, и все реалистичнее опасность, что тепло бесполезно уйдет в атмосферу. А оно должно двигать страну вперед».
    _________________________________
    «Понимаешь, это странно, очень странно…
    Но такой уж я законченный чудак:
    Я гоняюсь за туманом, за туманом, и…»

    Задача, надо «понимать», в том - как не «согнать» в паровозе весь пар в свисток? Но далеко ли можно «докатить» на романтике?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть