Свежий номер

Тотальный разбор

13.04.2017

PRO&CONTRA

8 апреля в России состоялся очередной «Тотальный диктант». Мероприятие, придуманное в Новосибирске 13 лет назад, стало традиционным: его ждут, к нему готовятся. Организаторы подбирают тексты и чтецов, а также ставят рекорды: год от года количество городов, принявших участие в акции, увеличивается. В 2017-м их уже 886. При этом диктант регулярно вызывает полярные отклики в обществе: от восторженных до критических. Зачастую и с той, и с другой стороны звучат вполне здравые аргументы.



Свежо, чисто, патриотично

Каждый год в России взрослые люди без всякого принуждения собираются вместе и пишут «Тотальный диктант». Начинание, которое выглядело едва ли не сумасшествием, нашло благодарную аудиторию: оказывается, снова сесть за парту не зазорно. Более того, проверяют себя участники не ради наград и званий, продвижения по службе или из чувства долга, а просто потому, что это представляется им важным.

PRO_Vert_Green.jpg

Казалось бы, только радоваться и приветствовать. Однако всегда после того, как работы сданы, диктант подвергается всесторонней (иногда — разумной, иногда — не очень) критике. В самой по себе полемике ничего страшного, конечно, нет: она позволяет задумке развиваться. Но существует несколько типовых претензий, на которые все же стоит обратить внимание: дело в том, что они апеллируют к вполне понятным патриотическим чувствам и, повторяясь с завидным постоянством, оседают на страницах СМИ и в памяти читателей.

Главная атака на «Тотальный диктант» ведется по линии «не тот текст дали». Мол, послушайте, граждане, у нас шестьдесят тысяч томов русской и мировой классики, а нам предлагают какую-то современность. А как же Пушкин и Бунин? Бесконечные препирательства о том, «что читать», не имеют в данном случае никакого особенного смысла, ибо выбор произведений огромен, на триста лет вперед хватит. И всегда кто-то будет недоволен. «Ах, дали Толстого, а вы знаете, что этот ваш Лев Николаевич по молодости вел себя плохо, а потом еще нападал на Церковь?». А Федор Михайлович вообще последнее в карты проигрывал, бывало. К современникам — еще больше вопросов. Какого звания? Зачем тут стоишь? Кто назначил? Почему Петров, а не Сидоров?

Досталось нынче автору текста «Город на реке» Леониду Юзефовичу, получившему в прошлом году две отечественные премии («Национальный бестселлер» и «Большая книга») за роман «Зимняя дорога». Трудно было найти кандидатуру более весомую и менее раздражающую: Юзефович умен, корректен, очень бережлив и осторожен в высказываниях, да и литератор — первого ряда. «Зимняя дорога» и представленные на «Тотальном диктанте» короткие рассказы о том, как связаны с водой три наших города, Петербург, Пермь и Улан-Удэ, написаны очень просто, чисто и похожи на белую рубаху, в которой выходит из бани вернувшийся на побывку солдат.  

«Через несокрушимый, высеченный из камня лабиринт течет Нева с ее притоками, протоками и каналами. В отличие от неба, вода здесь не свободна, она говорит о могуществе империи, сумевшей заковать ее в гранит» — это отрывок о Санкт-Петербурге, отсылающий вдумчивого читателя к «Медному всаднику» Пушкина. «Пермяки утверждают, что не Кама впадает в Волгу, а, наоборот, Волга в Каму. Мне не важно, какая из двух этих великих рек является притоком другой. В любом случае Кама — та река, которая течет через мое сердце», — таков прекрасный фрагмент о Перми. «Стиснутая поросшими лесом сопками, часто окутанная туманом Селенга была для меня загадочной «лунной рекой». В шуме ее течения мне, юному лейтенанту, чудилось обещание любви и счастья. Казалось, они ожидают меня впереди так же непреложно, как Селенгу ждет Байкал», — так пишет Юзефович об Улан-Удэ. 

Авторов «Тотального диктанта» часто упрекают в том, что они «русофобы», но разве же Захар Прилепин, Николай Гоголь, Евгений Водолазкин, Василь Быков или Алексей Иванов таковы? Нет, конечно. Не таков и Леонид Юзефович. Можно ли придраться к его произведению? Еще бы. Василий Розанов, замечательный русский мыслитель, имел много претензий к Гоголю, а Владимир Набоков в пух и прах разносил Достоевского. Уж если захочется зацепиться за «Город на реке», это будет нетрудно.

Вопрос — а зачем? Чтобы сделать «Тотальный диктант» лучше? Вряд ли мелкими придирками можно кому-то помочь. Утомить — пожалуй. Ведь в реальности, если оставить в стороне личные вкусовые предпочтения, то за годы существования странная на первый взгляд, непривычная, какая-то очень несовременная инициатива стала значимым, обсуждаемым фактом общественной жизни.

И вдруг — пока критики спорят о том, не стоит ли поменять один текст на другой — выясняется, что продолжать учиться, снова садиться за парту, думать, ошибаться и исправлять ошибки — это вовсе не школярство, но занятие достойное, объединяющее и объясняющее самое главное. Молодость проходит, а писать диктант можно в любом возрасте. Учеба не должна заканчиваться для человека никогда. Хороший вывод и отличный итог.

Михаил Бударагин



Кто нам диктует?

Идея великолепная — писать диктант всей страной, вовлекать в свою орбиту русскую заграницу, прекрасно, что инициатива, судя по истории проекта «Тотальный диктант», исходит снизу, но...

Каждый год в дни проведения акции возникает все больше вопросов к организаторам, и часть из них связана с выбором диктуемого текста. Начиналось хорошо — в 2006-м, например, предложили отрывок из Соколова-Микитова. Ничто не отвлекало от сути, скандалы не выплескивались в интернет, однако, видимо, именно это обстоятельство и смутило организаторов, и они начали «креативить». 

Вдруг возникла кандидатура Киплинга (он-то зачем нужен на уроке русского языка?), потом появились медийные личности из писательского цеха, что, разумеется, спровоцировало дискуссию: а достоин ли этот, а доросла ли та. В диктанте участвовал, скажем, текст Дмитрия Быкова, фигуры политической, либеральной, но где фрагменты из Владимира Солоухина, Владимира Крупина, Василия Белова, Валентина Распутина? 

Дело вовсе не в том, что литератор с белой ленточкой на лацкане должен быть ущемлен в правах, проблема в другом: политика, как мне кажется, не имеет права проникать в сферу культуры, где дети, подростки, пытливые умы просто-напросто учат русский язык. Но и в 2017 году эта сфера нашей жизни просочилась в аудитории «Тотального диктанта», на сей раз вместе с текстом Леонида Юзефовича.

Писатель специально готовил его. Ничего радикального в диктанте нет, но есть, по-моему, совершенно неуместные мотивы: тут вам зачем-то и белый генерал Пепеляев, и не без ехидства описанный памятник Ленину. Вдобавок вызывающий недоумение финальный аккорд о Бурятии, где «православие и буддизм не отторгают и не подавляют друг друга. Улан-Удэ подарил мне надежду, что и в других местах это возможно».

Простите, о каких «других местах» идет речь? В России существует проблема взаимоотношений между православными и буддистами? Ну это ведь просто странно, господа. Особенно, когда представляешь, каким образом воспринимается данный пассаж пишущими диктант иностранцами. Что они о нас подумают?

Возникает вопрос, а почему нельзя использовать в диктанте классический текст какого-нибудь канонического писателя, проверенного временем? Ведь это как минимум позволило бы избежать скандалов, когда в диктуемом обнаруживались грамматические ошибки. Отчего бы, например, в апреле 2017-го, когда отмечается 200-летие Константина Аксакова, не взять отрывок из его произведений?

И еще: с какой стати, собственно, диктант «тотальный»? Почему не назвать его «всеобщим»? Или «тотальный» — это такая форма ухода от слова «русский»? Неужели языковое чутье не подсказывает, что в определении «тотальный» изначально заложена политизация? Что, выигрывая на короткой дистанции в броскости, вдолгую этот «нейминг» начинает работать против идеи. Я уже не говорю о том, что диктант по русскому языку следовало бы «ёфицировать».

Может быть, новосибирскому штабу «Тотального диктанта» нужна помощь? В конце концов, дело хорошее и его стоило бы поддержать. У нас есть Общество русской словесности, возглавляемое патриархом, было бы хорошо, чтобы и оно приняло участие в подготовке всеобщего диктанта. В общество входят крупные филологи, уважаемые, мудрые люди разных взглядов и политических предпочтений, они вполне могли бы помочь организовать акцию таким образом, чтобы она не становилась очередным фронтом гражданской войны.

Алексей Сергеев


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел