Не дотерпели

13.11.2013

Дарья ЕФРЕМОВА , обозреватель «Культуры»

16 ноября отмечается Международный день терпимости. Учрежденный в 1996 году ООН, праздник призван бороться с проявлениями агрессии. Быть толерантным, говорится в послании Генеральной Ассамблеи, — значит, стремиться узнавать друг о друге больше. Понимать тех, кто не похож на тебя.

…Утро началось с оглушительного звонка. Девичий голосок, безбожно корежа слова и ударения, напомнил мою фамилию, имя, отчество и попросил «озвучить» дату рождения. «У вас задолженность, — когда приметы совпали, по ту сторону трубки добавили металла. — Вам необходимо явиться в элекснет!» Черт является, пробурчала я себе под нос. Ну да, у меня случаются долги. Они, между прочим, были у доброй половины аристократии. Но эти со своими «озвучить-явиться». Понаехали. Только позвОнь мне еще! 

В том, что терпимость — едва ли не наиболее трудно дающаяся добродетель, соглашались Вергилий, Лафонтен, Ибсен, Леметр, Ницше и Толстой. «Непрерывно упражняясь в искусстве выносить всякого рода ближних, мы учимся выносить себя», — цитата, вылившаяся из чернильницы базельского профессора, заронила семя, давшее обильные всходы в школах психоанализа. Агрессия проективна, дополнили автора теории о сверхчеловеке неофрейдисты. Испытываете неприязнь? Ищите проблемы в себе. 

А что? Если оставить правоохранительным органам ягнят, которых вот-вот начнут резать на Красной площади, и мрачных бородачей, приходящих в столичные бары с кастетами, придется задуматься: что вообще следует понимать под модным словом «толерантность»? Соглашательство, потворство, неумение отстаивать личные границы, размытость этих границ? Постмодернистскую реальность, созданную из беспорядка как формы порядка?

Записной балагур травит в компании анекдоты, от которых уши сворачиваются в трубочку. Дамы, пряча глаза, хихикают. Ребенок знакомых, отличник, крепыш, индиго, рассуждает об идеологических преимуществах Третьего Рейха. Мамаша умиляется — какой умный малыш! Мужчина приглашает на ужин, чтобы под звон бокалов и переливы фортепиано, излить душевную боль после разлада с женой-стервой. Киваю. Девушка исповедуется в «Шоколаднице», очевидно, влюбленному в нее однокурснику: Вася из аспирантуры, ну тот рыжий, неделю не звонит... 

Что тут поделать? Вывести за ухо продвинутого младенца? Огреть канделябром остряка-сквернослова? Стукнуть кулаком по столу, так, чтоб бокалы с шампанским подпрыгнули: «Лети-ка, голубь, к своей половине»? Но мы же с Недовасей — не какие-нибудь сексисты-домостроевцы с капустой в бороде. Мы цивилизованные люди, толерантные. Вот и терпим. Когда вмешаемся? Ну если только социально запущенные подростки станут на наших глазах вешать кошку. Хотя, может, у них традиции такие? Сразу не разберешь. 

Что до ксенофобии, то при всей ее безусловной глупости и аморальности, она эволюционно оправдана. Как право сильнейшего, пинок от кормушки слабому, вооруженные конфликты, много чего еще. Раздражение против засилья иностранцев — на уровне психофизиологии. Такова попытка системы сохранить культурные и ментальные границы, когда их пытаются унифицировать, размыть. Эту крамольную мысль мне «выболтал» в ходе интервью один известный социолог. Правда, профессор пожелал остаться неизвестным — иначе, опасается, запишут в фашисты. 

Впрочем, с тем, что нацизм и экстремизм прямо пропорциональны росту миграции, согласны и в Генеральной Ассамблее. «Нужно уважать друг друга как личностей, определяющих свою самобытность, религиозную и культурную принадлежность. Мы можем ценить свои особенности, не ненавидя особенности других» — вот вам заграничный рецепт. Надо бы распечатать и раздать скинхедам. Дополнительный тираж — для бородачей с кастетами. Немного подсократить — билборды на вокзалах и транспортно-пересадочных узлах. 

Центр гуманитарных технологий при факультете психологии МГУ периодически проводит мониторинг доверия, ксенофобии и толерантности. Этакий барометр социального самочувствия, как говорят на кафедре. Один из выводов в том, что общество в принципе склонно к радикализму — наши и ваши, нацисты и интернационалисты, консерваторы и либералы, эпикурейцы и веганы. Что до ксенофобии, то в лидерах — старшеклассники и молодежь до 23-24 лет. Те, кому за сорок и старше, с такими вещами осторожничают — помнят, как за слово «чурка» не только выражали общественное порицание, могли из школы исключить. Из пионеров, комсомольцев — точно. Расстраиваются немного, когда поселившиеся по соседству гости устраивают в малогабаритной однушке шашлычную. Ворчат, мол, приехали всем кишлаком, от их лавашей продыха нет. А как пожалуешься? Участковый, небось, процент имеет. Да и вообще — не толерантно. Ну а если наша с вами родня приедет из деревни Гадюкино, станет играть на гармошке, топить в квартире баньку по-черному и ходить в зоопарк с рогатиной на медведя? Нет у вас таких родственников? Жаль. А то бы поговорили с вами о толерантности.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть