Здание — ​общее, фундамент — ​русский

02.11.2016

Петр АКОПОВ, публицист

Накануне ноябрьского государственного праздника Владимир Путин собрал в Астрахани заседание президентского Совета по межнациональным отношениям. Совпадение не случайное — ​народное единство у нас может иметь место при соблюдении двух условий: доверия между властью и населением и нормальных отношений между разными этносами. Россия — ​одновременно и страна русских, и дом для сотни других национальностей. Не может быть никакого единства, если русские не чувствуют себя хозяевами у себя дома. И никакой политической стабильности, если между русским и иными народами (или между самими этими народами) есть напряженность, непонимание и вражда.

Межнациональные противоречия были и будут всегда — ​вопрос в том, как они разрешаются, существуют ли у государства инструменты для их гармонизации. Понятно, что многое зависит от социально-экономической ситуации, но не столько от того, тучные годы или тощие, сколько от модели отношений в обществе, которую выстраивает власть. Если граждане видят, что власть стремится защищать интересы русского большинства, создавать условия для его развития, поддерживать его культуру, традиции, образ жизни, тогда даже экономические трудности не приводят к росту межнационального напряжения. Разумеется, это не отменяет заботы о других этносах, тем более имеющих свои территориальные образования. Однако именно самоощущение русского народа является тем фундаментом, на котором строится согласие между нациями. Интересы русских не выше интересов иных народов, но достичь гармонии можно только в том случае, если первые не чувствуют, что их запросы принимаются во внимание во вторую очередь.

Игра на обострение межнациональных противоречий погубила СССР — ​тогда необдуманные реформы спровоцировали рост сепаратизма. К этому добавилась и осознанная деятельность внешних сил по развалу Союза: в итоге мы потеряли созданную поколениями предков страну. Российскую Федерацию пытались разобрать по тому же принципу — ​все 90-е годы напряжение росло, национальные окраины обособлялись, некоторые еще и дерусифицировались. Чечня, например, оказалась практически выведенной из состава России, а ее возвращение, как и поведение части ее представителей в русских городах (речь не о терроризме даже, а о действиях различных этнических группировок), сделало отношения между выходцами из этой республики и другими народами России более чем натянутыми.

В нулевые рост напряжения на этом направлении не спадал. Несмотря на то, что экономическая ситуация стала улучшаться, а республики были встроены в общее правовое поле, массовая внутренняя и внешняя миграция привела к образованию проблемных зон в разных субъектах. В том числе и в Москве, где к концу нулевых межнациональные отношения достигли взрывоопасного уровня. Неуважение к закону, безнаказанность нелегальных мигрантов и представителей ряда диаспор вызывали огромное возмущение москвичей. Апофеозом стали события на Манежной в декабре 2010-го, и с них же начался поворот в политике как федерального центра, так и городских властей, Собянин занял пост мэра буквально за пару месяцев до этого. В результате за шесть лет удалось переломить ситуацию — ​межнациональные проблемы не решены окончательно, но их напряженность существенно ослабла.

Об этом фактически и говорил Путин на заседании в Астрахани: «Почти 80 процентов граждан страны, я это отмечаю с удовлетворением, считают отношения между людьми разных национальностей доброжелательными или нормальными. Несколько лет назад такую оценку, как показывают опросы, давали только 55 процентов».

Похожие цифры приводил и руководитель профильного Федерального агентства Игорь Баринов: «Данные исследований свидетельствуют о значительном снижении в стране уровня социальной напряженности на этнической почве». По его словам, «93 процента жителей России в течение последнего года не отмечали неприязненного отношения к себе по национальному признаку».

Действительно, этот вопрос в последние годы перестал находиться в числе самых главных. И дело тут не только в улучшении работы властей, патриотическом единении после Крыма или конфронтации с Западом. А в том, что русские увидели: положение в целом меняется в правильном направлении. При этом, говоря об изменении настроений, власть ни в коей мере не занимается самоуспокоением или убаюкиванием общества. Назвав «хорошим знаком» тот факт, что количество людей, позитивно оценивающих ситуацию в сфере межэтнических отношений, растет, Путин предостерег: «Это не повод для снижения внимания к вопросам профилактики экстремизма и межнациональной напряженности». И далее: «Тем более что в современном мире нарастают тенденции размывания традиционных ценностей и разжигаются межэтнические и межрелигиозные розни, противоречия. Мы, безусловно, должны и будем противостоять этим разрушительным тенденциям».

Борьба с экстремизмом, а тем более с сознательными попытками раздуть межнациональные страсти (в том числе и со стороны внешних врагов) важна. Но еще важнее строить справедливый социально-экономический уклад в стране, выжигать коррупцию (что имеет огромное значение и для межнационального мира в ряде регионов), защищать традиционные, то есть фундаментальные ценности русского народа. Забота о нем ни в коем случае не противоречит защите остальных: если русским хорошо, то и все другие народы великой России будут чувствовать себя как дома. Но именно в таком порядке — ​обратный путь бесперспективен и даже опасен.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть