Европа, кровью умытая

27.07.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Волна насилия прокатилась по спокойной некогда Европе. 26 июля в берлинской университетской клинике имени Бенджамина Франклина пациент застрелил врача и покончил с собой. Во Франции двое с ножами ворвались в церковь и перерезали горло 84-летнему священнику. Оказалось, один из нападавших в 2015-м был осужден за попытку встать в ряды боевиков ИГИЛ — ​его задержали на границе с Турцией, но в марте этого года отпустили. Днем ранее в баварском Ансбахе 27-летний террорист сирийского происхождения устроил самоподрыв, ранив 12 человек. Случилось это у входа на территорию, где проводился музыкальный фестиваль, — ​очевидно, смертник собирался привести устройство в действие именно там, в толпе, чтобы убить как можно больше народу. Что-то помешало.

Воспоминания о преступнике самые позитивные. «Производил впечатление «дружелюбного и приятного» юноши», — ​отзывается о нем городское ведомство по вопросам социальной помощи. Между тем в Ройтлингене (земля Баден-Вюртемберг) другой молодой сириец зарубил мачете 45-летнюю беременную польку и покалечил еще пятерых. Отзывы те же: был неплохим парнем. А 22 июля, вероятно, не менее положительный 18-летний немец иранского происхождения открыл стрельбу в торговом центре Мюнхена. Итог — ​10 убитых (подоспевшая полиция прикончила и его самого), 27 раненых. По каким-то причинам, стреляя в посетителей, он кричал, что является немцем и не имеет ничего общего с исламскими радикалами. И впрямь — ​никакого национализма: среди погибших три турка, три косовских албанца, грек. Но 8 из 9 — ​молодые люди до 20 лет. Мстил ровесникам? Впрочем, не так это и важно…

Если мы когда-то и любили Европу, то вовсе не за сотни сортов колбасы и марок пива. А за неспешность, безмятежность, чувство умиротворения и безопасности, которое обволакивало на этих ухоженных средневековых улочках, за возможность расслабиться, за доброжелательные улыбки, контрастировавшие с нашими, вечно хмурыми и озабоченными физиономиями. За то, что даже псы там не лаяли, встретившись на чистенькой, помытой специальным шампунем дорожке, а вполне политкорректно сопели, обнюхивая друг друга.

Что же происходит сейчас? Похоже, расписной фасад «потемкинской деревни» западного рая начал рушиться. Активное участие представителей европейских стран в конфликтах вдали от родного дома да еще и в интересах заокеанского дяди, плюс к этому резкое изменение в последние год-два этнического состава, это внезапное и принудительное обновление Старого Света, вызвало — ​не сразу, конечно, но с абсолютной неизбежностью — ​и трансформацию жизненного уклада, настроений.

Немецкая полиция констатирует, что связи нападавших с террористическими группировками не обнаружено. До известной степени лукавство, конечно. Один пытался ранее влиться в отряды ИГИЛ, второй совершил классический шахидский самоподрыв — ​как тут не говорить об исламистском следе, пусть и не изобличено (пока) конкретного задания от некоего руководства. Идеологически заряженные одиночки, ведущие свой личный джихад, не менее опасны, чем исполнители приказов, — ​ведь результат тот же. Но среди убийц действительно есть и те, кого не заподозришь в религиозном радикализме. Ими-то что двигало?

Похоже, разочарование и отчаяние — ​согласимся, это новые черты для еще недавно спокойного европейского социума. Причина их появления — ​стремительно растущая несправедливость, тотальная диктатура «демократии», ради которой убивают, разоряют, ломают вековое устройство целых стран и народов. Богатство и власть при этом концентрируются в руках 0,004 процента населения планеты. Повысившийся в обществе градус раздражения находит слабое звено — ​людей с нестабильной психикой, такие везде есть, они своего рода лакмусовая бумажка. Неожиданно слететь с катушек и пойти крушить все вокруг — ​это так характерно для раздираемой социально-этническими контрастами и привыкшей к насилию Америки. Но вот эпидемия агрессии перекинулась в Европу. Тревожный симптом — ​она проявляется уже и в Японии, во многом перенявшей западные ценности и образ жизни. В те же дни, когда террор бушевал в Германии и Франции, 26-летний безработный ворвался с ножом в пансионат для инвалидов, где трудился прежде, и устроил резню — ​19 мертвы, более сорока ранены.

Способствует росту насилия со стороны одиночек и то, что людям некому пожаловаться на творящуюся вокруг несправедливость. Почему в СССР не было ничего похожего? Потому что человек мог отыскать правду и защиту. Внимание, наконец, — ​того, кто его выслушает. Он внутренне ощущал, что общество хоть и не без недостатков, но всегда есть прокурор, партком, местком, куда можно обратиться с просьбой найти управу на начальника, соседа, интеллигенцию. Разумеется, жаловаться на строй было чревато. Однако в результате и кровавых демонстративных акций не случалось. Все держалось под контролем.

В сытой Европе сегодня столкнулись две антагонистические волны: с одной стороны, «жирных котов», олицетворяющих собой богатство и власть, с другой — ​выходцев из стран и регионов, куда эти самые «коты» принесли разрушение и хаос, где попирали все смыслы и понятия о справедливости. По данным правозащитной организации Walk Free Foundation, если в 2013 году ООН признала рабами 29,8 млн человек, то в 2015-м — ​уже 45,8 млн. Вот кого плодит самое свободное, гуманное и прогрессивное мироустройство. А еще беженцев, мигрантов, ксенофобов, радикалов всех мастей, людей, недовольных жизнью, горящих желанием поквитаться за свои проблемы.

И широко открытые для выходцев с юга и юго-востока ворота Европы воспринимаются пришельцами не как проявление гостеприимства, а как акт капитуляции, признания обреченности перед ними, носителями нового порядка. Не случайно основная масса вспышек насилия последних дней произошла именно в Германии, стране, которая наиболее активно привечала чужаков.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть