Свежий номер

Небогатое наше село…

30.06.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Первого июля стартует Всероссийская сельскохозяйственная перепись. Лозунг, под которым она проводится, — «Село в порядке — ​страна в достатке!» — ​определяет те высокие задачи, что ставятся перед аграриями. В ходе сбора сведений предстоит выяснить, какими пахотными землями располагает Отечество, почему те или иные площади выведены из оборота, сколько вообще в стране хозяйств, что они производят, кто в них трудится и.т.п. Перепись коснется не только крестьян и фермеров, но и городских жителей, состоящих в садоводческих и дачных объединениях.

Потребность в «инвентаризации» голов и угодий сегодня велика как никогда. Имеющиеся у нас ресурсы позволяют прокормить порядка 600 миллионов человек, а мы до недавнего времени завозили чуть ли не половину необходимого государству продовольствия из-за рубежа. При этом крайне слабо использовали экспортный потенциал нашего агропрома. Следует добавить сюда пагубный для страны процесс раскрестьянивания, начавшийся, впрочем, еще после отмены крепостного права. За землю «освобожденный» крестьянин должен был уплатить помещику пятую часть выкупной суммы, а остальные 80 процентов погашал в течение 49 лет из расчета 6 процентов в год. То есть в итоге получалось 294 процента от «номинала». Естественно, многие такой кабалы не потянули и ушли в город. У оставшихся платежи по ссуде съедали практически всю наличность, так что на развитие — ​покупку сельхозтехники, удобрений, элитных семян — ​денег не оставалось.

После революции по деревне был нанесен второй удар. Передовыми силами в деле построения нового общества считались пролетарий, красноармеец и совслужащий. Крестьянину же с его «мелкособственническими интересами» отводилась роль второго плана. Подход к селу как к менее значимому по сравнению с промышленными гигантами объекту сохранялся весь советский период. Само даже слово «колхозник» стало нарицательным и означало недалекого, отсталого человека. В последнее десятилетие существования СССР в сельском хозяйстве было занято менее 15 процентов населения. Разгром завершили реформы 90-х, когда восторжествовала концепция активной продажи недр: мол, чего нет — ​купим.

Нынче Россия пытается преодолеть последствия тех ударов. Особо активно это проявилось после принятия ответных санкций. Благодаря эмбарго на зарубежное продовольствие, весомым государственным субсидиям в отрасль, а также падению цен на нефть, вести дела в некоторых сельхозотраслях стало выгоднее, нежели добывать углеводороды — ​это отмечает даже «вражеский» Bloomberg. Брошенных земель становится все меньше. На них снова пашут и сеют. Засилье польских яблок уходит в прошлое. Как грибы после дождя, растут тепличные комплексы, свинофермы. Частный бизнес, видя перспективу, тоже идет в этот сектор. Европейцы, понимая, что продавать нам свою продукцию им уже не позволят, кинулись в другой, смежный вид предпринимательства. Они больше не везут свои продукты, а едут сами, прихватив с собой технологии и деньги, чтобы организовать производство в России.

Поворот государства и инвесторов к аграрному сектору позволит не только укрепить продовольственную безопасность страны и пополнить валютные поступления за счет экспорта, но и окажет позитивное воздействие на другие отрасли. В частности, на строительную, которая обеспечит сельчан новыми элеваторами, фермами, овощехранилищами, дорогами, жильем, клубами, больницами, школами. Работы хватит и машиностроению, активно осваивающему в рамках все того же импортозамещения выпуск холодильного и теплового оборудования, транспортеров и сельхозтехники всех видов. А еще агрохимия, тара и упаковка, сельхозавиация — ​всего, что потянет за собой аграрный локомотив, не перечислишь.

Сельхозсектор — ​не только продукты питания и экспорт (в прошлом году он принес нашей стране так нужные ей 20 млрд долларов, больше чем от продажи оружия). Это новые точки роста на российской земле. Возможность создавать вокруг городов — ​промышленных и урбанистических центров — ​сельскохозяйственные агломерационные пояса. Пьяная, заброшенная деревня исчезает как явление.

Наконец, еще один аспект. Фермерский бизнес в глазах современного отечественного обывателя представляется, пожалуй, самым честным в России. Именно люди из его среды могут стать тем звеном, что свяжет класс собственников с «простым человеком», работающим за зарплату. Поскольку не секрет, что последний в массе своей считает предпринимателя в лучшем случае спекулянтом, фермер же, хоть и зарабатывает, сам и вкалывает, а значит, свой брат, трудяга. Такое отношение позволит снизить социальное напряжение в обществе и будет способствовать объединению народа.

По результатам переписи, увидев картину в масштабах страны, специалисты смогут предложить ряд новых законов в аграрной политике, которые позволят русской деревне выйти на следующие рубежи и стать примером успешного развития для остальных отраслей.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел