Нет такой профессии — детей защищать

20.06.2016

Михаил БУДАРАГИН, публицист

Трагедия на карельском Сямозере настолько чудовищна, что тянет немедленно взять в руки оружие и, подобно Алеше Карамазову, захотеть кого-то «расстрелять»: погибли дети, причем — ​в этом нет сомнений вообще ни у кого — ​по вине взрослых. Краткое описание катастрофы добавляет красок: ночь, шторм, тонущие ребята, холодная вода — ​трудно устоять от немедленных выводов и радикальных решений. Но газета — ​не Следственный комитет, не Генпрокуратура и не суд, мы не назначаем наказание, пусть этим занимаются те, кому положено по должности. Однако и молчать о том, как в системе, существующей за государственный счет, появляются бреши, цена которых — ​настоящее и будущее нашего народа, тоже нельзя.

СК задержал директора ООО «Парк-отель «Сямозеро» Елену Решетову, ее заместителя Вадима Виноградова, а также троих инструкторов. Хорошо бы на этом пока остановиться, чтобы перейти к главному вопросу, не увязая в частностях.

Важно понимать, Карелия — ​не курорт. Места там действительно красивейшие, при этом никаких особенных «плохих условий» создано не было: да, не пятизвездочный отель, но суровая северная природа вряд ли могла стать откровением для тех, кто вызвался следить за сохранностью школьников. Что же помешало отменить водный поход — ​вот ключевой вопрос этой страшной истории.

Ответ прост и известен всякому, кто сталкивался с особенностями организации детского отдыха. Во-первых, вожатыми часто ставят не пойми кого, случается, что экономят на реальных людях в пользу приписок (там, где в лодке четверо, указано человек семь, получающих деньги). Во-вторых, невероятно сложный и подробный регламент отчетности заставляет жертвовать здравым смыслом и безопасностью ради иллюзии контроля. И, наконец, в‑третьих, никакие быстрые ответы и ничьи открученные головы не помогут решить проблему «детского отдыха». Политизировать трагедию легко, и пусть виновные будут наказаны по всей строгости, но смотреть нужно дальше.

В 2012 году для повышения конкуренции, увеличения доступности и снижения цен в эту сферу были допущены частные компании. Они худо-бедно оказывали услуги, пользуясь щедротами бюджета, и теперь — ​так устроена государственная машина — ​нас ждет аудит расходования средств, масштабная проверка, уголовные дела, лишение лицензий и падение количества организованно проводящих каникулы ребят. Избежать этого сейчас уже нельзя.

Существует две логики развития ситуации. Или система, согласно которой нагрузку за отдых несут регионы и муниципалитеты (они дают деньги всем этим «парк-отелям»), будет пересмотрена в пользу централизованного распределения путевок, или она останется, но отбор непосредственных организаций-исполнителей ужесточат (к сожалению, на практике это означает пресловутую забюрократизированность).

То есть — ​если говорить совсем просто — ​на советскую систему детских лагерей, охватывавшую всю страну, денег у России нет, а частные лавочки в их нынешнем виде выглядят слишком рискованно. Сказать «дети гибли, замерзали, тонули, резались и падали с деревьев всегда, это неизбежно» государство не может: подобный ход рассуждений пристал лишь стороннему наблюдателю, не несущему ни за кого ни тени ответственности.

Ситуация сложная. В идеале все решается строжайшей дифференциацией типов отдыха и внедрением специальной профессии — ​назовем ее для краткости «вожатый». Виновата администрация лагеря или нет, выпустив лодки в шторм, — ​с этим разберется СК. Проблема в том, что любое решение людей, занятых бизнесом (а вовсе не безопасностью), некому оспорить. Дети 12 лет слишком малы, их «инструкторы» — ​тинейджеры могут возмущаться сколько угодно: кто их будет слушать.

А вот если бы на Сямозеро вместе со школьниками отправили опытных сплавщиков и профи, которые имели полное право не подчиниться идиотскому приказу администрации, потому что лагерь квалифицирован как «сложный», «опасный» (категории «А», скажем) и не соблюдены 10 из 15 мер предосторожности, все могло бы сложиться иначе. Если бы руководство просто технически не имело права брать вожатыми людей младше 27–30 лет, не прошедших специальную подготовку (помыкать студентами просто, кто бы спорил), жизнь 13 юных россиян не оборвалась бы.

Государство, отдавшее частникам детский отдых, оставило ребятню наедине с подрабатывающей молодежью, а с нее и спроса нет, и служить «защитой от дурака» она не может. Департамент, раздающий деньги и выделяющий путевки, слишком далеко, многочисленные жалобы и обращения родителей легко проигнорировать, мотивируя тем, что взрослые — ​и это знает всякий, у кого есть ребенок, — ​слишком уж трясутся над своим чадом. В Карелии не нашлось никого, кто мог бы авторитетно и твердо сказать: «Да вы с ума сошли, не поплывем, плевать на ваши бумажки, я беру ответственность за то, что все останутся на берегу, на себя».

Вузы, готовящие менеджеров «по туризму» и «по экономике шопинг-туров», сами, конечно, ни за что не станут возиться с обучением настоящих вожатых, с контролем квалификации, с отслеживанием приема специалистов в учреждениях. А наше профильное министерство с трудом разбирается в реальности, полностью погрузившись в ЕГЭ. И если карельская трагедия не заставит федеральные власти или влиятельных общественников (например, ОНФ) надавить на систему образования с тем, чтобы ситуацию в корне изменить, то новых жертв, увы, долго ждать не придется.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть