«Малыш» — находка для Обамы

25.05.2016

Дмитрий ГРАФОВ, политолог

Москва и Вашингтон жмут руку Токио почти одновременно и — ​не случайно. Многообещающие переговоры между Путиным и Абэ в Сочи, не омраченные «курильским вопросом», подтолкнули Обаму к знаковому посещению Хиросимы — ​города, уничтоженного американским атомным ударом.

Напомним, что десятилетиями наш диалог со Страной восходящего солнца быстро заканчивался при очередном японском премьере. О чем можно вести речь, если на предложение «давайте обсудим» нам отвечали: сначала — ​острова, а потом — ​мирный договор плюс золотой дождь инвестиций.

Всем предыдущим лидерам Японии важна была именно самурайская поза. Стоять стеной и получить отлуп. Вернуться домой, не отойдя ни на йоту от требований. Это украшало местные газеты, у нас же вызывало лишь зевоту. Москва предлагала двигаться вперед хоть какими-то шагами, а не топтаться на принципах с нулевым результатом.

Сдвинулся ли камень сейчас? В старом тупиковом уравнении появились новые переменные. Летом 2015-го на Петербургском экономическом форуме Путин назвал спор о принадлежности Южных Курил решаемым. В Сочи он повторил вроде бы знакомую вещь: Россия не связывает территориальную проблему с другими вопросами двустороннего сотрудничества. Затем прямо дал понять: Россия не ведет никакого торга при обсуждении проблемы Курил.

Но при этом Токио жадно ловит получаемые извне сигналы: после возвращения Крыма — ​что несопоставимо с «курильским вопросом» по своему значению для интересов России и русской национальной гордости — ​позиция Кремля может смягчиться. Тем более, Москва настойчиво ищет брешь в организованных Вашингтоном санкциях. Здесь есть над чем подумать японским дипломатам. И даже поломать голову. Оптимизм Токио почувствовали и по ту сторону океана…

Еще в феврале Барак Обама звонил Синдзо Абэ и просил воздержаться от поездки в Сочи. Это нарушает режим санкций. Но Абэ поехал. Почему? Японская пресса шумно обсуждает амбиции политика, питающего надежды на то, что неповиновение наказам Дяди Сэма окупится с лихвой.

И вот уже Абэ говорит о сочинской встрече, не упоминая пока территориальный спор: «Мы условились решить проблемы мирного договора, стремимся построить отношения, ориентированные на будущее». Оказывается, у Токио готов план экономического сотрудничества из восьми пунктов, способный добротно посодействовать развитию нашего Дальнего Востока. Это именно то, о чем долгие годы твердила Москва. «Мы продолжим переговоры с новым подходом, свободным от всех прошлых идей, — ​пообещал японский премьер журналистам. — ​У меня есть чувство, что мы движемся в сторону прорыва».

Вашингтон встревожился. «Абэ ослабляет изоляцию Путина, — ​сетует влиятельное агентство «Блумберг». — ​Япония хочет поддерживать отношения с Россией, несмотря на давление США». Разумеется, Белый дом должен был что-то предложить взбунтовавшимся самураям. И вот накануне саммита G7, намеченного на 26–27 мая в Японии, представителям СМИ сообщили, что Обама посетит Хиросиму. Город, превращенный в пепел штатовской атомной бомбой в 1945 году. Белый дом упредил ожидаемый вопрос: это не извинения и не признание греха, визит дает возможность почтить память всех невинных жертв, унесенных войной. Подчеркнем, не всех, уничтоженных в радиоактивном огне, а лишь невинных. И не только японцев.

Впрочем, в Вашингтоне считают, что и такой иезуитский полупоклон Обамы стоит очень дорого. Тем более, как ожидается, американский лидер возложит еще и цветы к мемориалу. Налицо и красивый жест, и политическая компенсация; как манок для Токио — ​вполне сгодится. Отныне Абэ сможет до конца своих дней гордиться, что лишь при его правительстве США впервые признали хоть какие-то японские жертвы невинными. Это понравится и либеральным, и консервативным избирателям.

Но кто даст Америке гарантию, что родственники пострадавших от ядерных ударов или какие-то политические силы не заговорят о снятии табу, что несколько десятилетий сдерживало справедливое негодование общества? А следом, глядя на восток, могут очнуться и немцы. От союзных бомбардировок в нацистской Германии погибло до 600 тысяч мирных жителей. В Хиросиме и Нагасаки — ​до четверти миллиона. Для начала на суд истории потребуют мясников из бомбардировочной авиации и стратегического командования США. И не факт, что кто-то не поставит рядом фамилию президента Трумэна и Нюрнберг — ​город, название которого стало нарицательным. Действительно, почему можно требовать компенсации за Катынь и нельзя — ​за Дрезден и Хиросиму? Ну а дальше найдутся в Японии, потом и в Германии патриоты, которые вспомнят, что их конституции состряпаны оккупантами. А основной закон страны самураев так вообще написан теми самыми янки, на чьих руках атомный пепел…

Но так в японских газетах пока не пишут. Пишут — ​как в американских. Воспитанный на звездно-полосатых ценностях японец не имеет права даже на возмещение морального урона, ибо до сих пор должен быть благодарен победителям за послевоенное процветание, западные институты и свободы. А также за спасение от коммунизма. Мол, не испытай США атомную бомбу, затянись война еще на месяц — ​и половину Японии оттяпали бы Советы. Такую историю на полном серьезе подают здесь в качестве урока этакого ядерного гуманизма. Демократия и американские ценности спускаются в нехорошие страны, словно «Малыш» и «Толстяк» — ​с бомбардировщиков на парашютах…


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть