Стамбул разбушевался

07.04.2016

Станислав ТАРАСОВ, политолог

Одной из наиболее заинтересованных сторон в армяно-азербайджанском конфликте является Турция. Есть в языке этой страны пословица: «О приближении четверга становится известно в среду». Надо признать: карабахская вспышка не оказалась неожиданностью ни для России, ни для Запада, ни для турецкого государства.

Рассуждая о войне в Сирии, в которой Анкара действует «чужими руками», известный в Турции политобозреватель Унал Чевикёз еще задолго до столкновений в Карабахе признал: его страна допустила ошибку, не сразу осознав, что сирийская проблема начнет приобретать международный характер. Прежде всего важные изменения претерпели связи с Москвой. До того, как турки сбили российский истребитель, отношения двух стран «выходили, пожалуй, на небывалый в истории уровень добрососедства и дружбы», — пишет Чевикёз. Теперь Турцию окружает пояс напряженности с Россией — и в Черноморском бассейне, и на Кавказе (из-за Армении), и на Ближнем Востоке (из-за Сирии). Была страна флангом НАТО, стала фронтом. 

Но где будет проходить его линия? В решении сирийской проблемы важнейшим предметом разногласий с Россией станет позиция Турции по проживающим в Сирии курдам, а в усилиях по нормализации отношений с Арменией Анкара вновь обнаруживает перед собой Москву. Поэтому, предполагал Чевикёз, «в пределах такой парадигмы стоит ждать нарастающей напряженности». 

Он был не одинок в подобном прогнозе. В конце прошлого года бывший посол ЕС в Армении и Грузии Денис Корбой, бывший посол США в Азербайджане и Боснии и Герцеговине Ричард Козларич и бывший посол США в Белоруссии и Грузии Кеннет Яловиц выступили в американском издании The National Interest со статьей, содержащей следующее предположение: за сирийским последует кризис на Южном Кавказе. Они прямо предупреждали Белый дом о том, что «ситуация на линии прекращения огня с Арменией в Нагорном Карабахе грозит ухудшиться». И даже объяснили почему: «За последние 18 месяцев Азербайджан последовательно подавлял прессу и свободу средств массовой информации, а также основные права человека. Фальсифицированные парламентские выборы 1 ноября 2015-го привели к тому, что подавляющее большинство проголосовало за правящую партию и ее сателлитов, а оппозиция оказалась не у дел. На выборах отсутствовал достоверный мониторинг, так как ОБСЕ и Европарламент вынуждены были отменить свои миссии из-за того, что правительство не разрешило им работать там в соответствии с международными стандартами. С падением мировых цен на нефть и газ Азербайджан испытывает трудности с бюджетом, его банковская система — в кризисе из-за сомнительных ссуд, выданных сторонникам режима, в избытке имеются спекуляции по поводу очередной девальвации валюты. Похоже, что недавняя отставка могущественного министра безопасности и восьмидесяти его коллег, а также министра связи с подтекстом масштабной коррупции является признаком раскола в кругу президента Ильхама Алиева и свидетельствует о его неспособности контролировать ключевые силовые министерства. Значительным риском грозит стать крупномасштабная эскалация конфликта в результате серии небольших столкновений — сценарий, который может случиться, если Алиев прибегнет к нанесению военного удара с целью объединить нацию, так как его популярность в стране падает. Алиев, конечно, обязательно до этого взвешенно оценит пакт Армении с Россией об обороне и вероятность военного поражения. Пока же он... подрывает процесс Минской группы ОБСЕ — единственной надежды на мирное разрешение нагорно-карабахского конфликта».

О грядущей карабахской войне, как «неизбежном факторе», предупреждала и американская аналитическая структура Stratfor в своем прогнозе на 2016 год: «В последние несколько недель российские чиновники принимают участие в переговорах по самым разным вопросам, в том числе об экспорте природного газа в Грузию, продаже оружия Армении и расширении связей с Азербайджаном в области политики и безопасности. Подобная активизация дипломатии наблюдается как раз тогда, когда другие игроки, такие, как Турция и Запад, начинают решительнее оспаривать право Москвы на господство в этом регионе. Более того, изменение позиции России на Кавказе, вероятнее всего, станет важным индикатором будущего конфликтов на Украине и в Сирии. В целом если говорить о предпочтениях, то Грузия в большей степени ориентирована на Запад, Армения теснее связана с Россией, а Азербайджан поддерживает прочные связи с Турцией. На практике отношения между этими странами очень сложны и подвержены риску комплексных тактических сдвигов, которые могут произойти в любой момент». Позиционную ситуацию Stratfor видит таким образом: «В Армении находятся 5 тысяч российских военнослужащих, и, хотя в Азербайджане Россия формально не имеет военного присутствия, верные Москве войска окружают это государство на севере и западе, заставляя Баку согласовывать свои решения со стратегическими интересами России». 

Разумеется, Баку будет крайне осторожен. Заметим, Реджеп Эрдоган, идя на провокацию с российским бомбардировщиком, был уверен, отмечают эксперты, что «Путин не пожертвует ради одного пилота многомиллиардным торгово-экономическим оборотом с Турцией и проектом строительства газопровода «Турецкий поток». Эрдоган просчитался. А президент Азербайджана Алиев, обозначая по мере нарастания карабахского кризиса крен в сторону Турции, сократил таким образом Москве возможности для маневров в свою сторону. Тогда как дипломатическая инициатива оказалась в руках Еревана, выдвинувшего условия признания независимости НКР». 

Вряд ли Азербайджан их примет, это повышает вероятность эскалации напряженности. Однако потенциал МГ ОБСЕ еще не исчерпан, она обязана активизировать политический процесс для урегулирования конфликта. Период одних призывов к миру завершается, как и состояние «ни мира, ни войны». Поэтому наступает момент, когда просматривается целесообразность ввода в переговорный процесс Степанакерта. Азербайджанская сторона (в первую очередь именно она) должна проявлять в этом заинтересованность. Россия выступает союзником Армении — и в силу двусторонних соглашений, и в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Баку надо это хорошо понимать. При том, что Москва сохраняет нейтралитет и делает все для того, чтобы политическими и дипломатическими методами прекратить вооруженное противоборство в регионе. Шанс для этого есть. По мнению многих экспертов, проблема Карабаха нуждается не в скором и радикальном разрешении, а в адаптации. Региону необходимо привыкнуть жить с новыми реалиями. С компромиссами и взаимными уступками. И даже с долгие годы нерешенными вопросами. Но без войны.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть