Цена опроса

17.03.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

25 лет назад, 17 марта 1991 года, прошел референдум о судьбе СССР. Основная масса граждан высказалась за сохранение страны. Но их волеизъявление, подобно гласу вопиющего в пустыне, не было услышано.

Сегодня можно почти с полной уверенностью сказать, что подготовка к уничтожению Советского Союза началась задолго до его официального исчезновения с карты мира, и референдум 17 марта явился составной частью этой программы. С приходом перестройки каким-то немыслимым образом стартовал столь же немыслимый рост дефицита всего и вся. Прежде всего продуктов питания, хотя их производство увеличивалось опережающими темпами по сравнению с численностью населения и заработной платой. Важнейшие отрасли «пищевки» демонстрировали подъем по сравнению с 1980 годом более чем на 130 процентов. Несмотря на это, уже в конце 1988-го даже в Москве появились талоны. А вскоре уже и по ним если что-нибудь удавалось купить, то это расценивалось как величайшая удача. Люди часами стояли в очередях и недоумевали: куда все вдруг подевалось?

Дефицит еды и товаров первой необходимости, с одной стороны, провоцировал повсеместное недовольство властью, с другой, отвлекал от внимания к тому, что там, на самом верху, происходило. А творились дела интересные. Вроде бы шла борьба за «очищение». Но логики ее никто не понимал, конечная цель, которую ставили перед собой «борцы», виделась крайне смутно. Провозгласили «демократизацию» и «гласность», разрешили критику руководства, предложили народу брать инициативу в свои руки. Однако дальше лозунгов не пошло. На деле критика превращалась в орудие разрушения всего и вся, «инициатива снизу» забалтывалась, поскольку допускать думающих, активных соотечественников к реальному управлению страной, широкому кооперативному движению, приватизации никто не собирался. В национальных республиках вдруг стали вскрываться «исторические раны общественного сознания», муссироваться мифологемы о насильственном присоединении и порабощении их Москвой, разжигаться национализм. Людей всячески стравливали и провоцировали, чтобы под этой дымовой завесой провести нужные узкой прослойке избранных постановления.

В апреле 1990 года был принят специальный Закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». Где говорилось, что такое решение «принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования)». Далее последовало принятие деклараций о суверенитете в РСФСР и других республик. Все это не могло не натолкнуть на мысль о существовании заговора элит на местах — ​аппаратчикам и «национально-ориентированным» князькам-феодалам хотелось самим встать во главе государств, дело шло к разделению СССР. Референдум после падения «ненавистного коммунистического режима» и соответствующей подготовки народов к разъединению должен был стать основанием для роспуска Союза.

Но результаты оказались далеки от ожиданий «реформаторов». Из 185,6 млн граждан СССР с правом голоса в референдуме приняли участие 148,5 млн (80,01 %). Из них подавляющее большинство, 113,5 млн (76,43 %), высказались за сохранение Советского Союза. При этом графу «за» в Узбекистане выбрали 93,7 %, Казахстане — ​94,1 %, Азербайджане — ​93,3 %, Киргизии — ​96,4 %, Туркмении — ​97,9 %. Власти прибалтийских республик, Молдавии, Армении и Грузии воспрепятствовали проведению голосования. Избирательные комиссии там создали только в воинских частях. Референдум показал, что массовое народное сознание не готово к роспуску своей страны. И тогда Союз в ускоренном режиме «свернули» при помощи известного сговора в Беловежской пуще.

Распад СССР не был ни закономерен, ни эволюционен. Об этом свидетельствуют и результаты недавних социологических исследований. Так, согласно февральскому опросу ВЦИОМ, в последние годы оценки политической деятельности Горбачева стали более радикальными. В частности, заметно выросла доля тех, кто считает его «преступником, злонамеренно и сознательно развалившим великую державу» (именно так сформулировано в вопросе) — ​с 16 % в 2010-м до 24 % в 2016-м. Руководитель исследовательских проектов ВЦИОМ Михаил Мамонов отмечает по этому поводу: «Боль от распада СССР, который в массовом сознании связывается с именем Михаила Горбачева, не утихает. Причем негативное отношение становится более наполненным, мотивированным». Опрос, проведенный «Левада-Центром» в декабре 2015-го и посвященный оценке деятельности Бориса Ельцина, показал, что роспуск Советского Союза остается важнейшим событием 1991 года для 51 % россиян, в то время как память о других ключевых фактах эпохи («августовском путче», выборах президента, национализации имущества КПСС, апрельской реформе цен и т. д.) стирается. Другие опросы этой службы выявили, что большая часть респондентов (37 %) предпочтительным типом государственного управления называет советскую политическую модель. Демократию по западному образцу поддержали всего 13 %. Убежденность в том, что экономическая система, основанная на государственном планировании и распределении, является наиболее правильной, разделяют 52 % опрошенных (против 26 %, проголосовавших за принцип частной собственности и рыночных отношений).

Вывод из вышесказанного очевиден: в 80-е годы в обществе действительно существовал запрос на перемены, но вовсе не на развал страны. Спустя четверть века люди продолжают демонстрировать неудовлетворенность результатами этого запроса.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Пров 18.03.2016 17:44:46

    Если власть имущие в РФ полагают себя честными людьми, то они должны провести новый референдум среди граждан не моложе 45 лет (т.е. имеющими опыт жизни в СССР и без него) для определения перспективной модели развития страны. Вместо нынешнего зафиксированного в конституции невнятного "социального" государства участники референдума могут выбрать советскую систему (однопартийность, плановое хозяйство, ведущая роль государственной собственности на средства производства, бесплатное жилье и основные услуги) или ее модернизированный вариант; либо китайскую, шведскую, американскую, западногерманскую, сингапурскую или любую другую конкретную модель государства. Результаты референдума закрепить в новой конституции, которую впредь целесообразно регулярно (через 5-10 лет) проверять на соответствие опыту и устремлениям граждан.
  • alt

    Кузьма 22.03.2016 02:16:19

    Идея о новом референдуме давно витает в воздухе. И результат вполне предсказуем: недавний опрос ВЦИОМ показал, что за сохранение СССР проголосовали бы сегодня 64% опрошенных (в том числе более 54 % граждан 18 – 44 лет). То есть большинство – за советскую модель.

    Дело за малым – за согласием «эффективных собственников» и руководства РФ.
  • alt

    Пров 22.03.2016 16:59:12

    Статья 3 Конституции РФ (принята в 1993г.): ...Единственным источником власти в Российской Федерации является ее народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

    Такова "теория". И вот "практика" : 15 марта 1996 года, Государственная Дума Российской Федерации, опираясь на ст. 29 Закона СССР от 27 декабря 1990 года «О всенародном голосовании (референдуме СССР)», в которой говорилось: «решение, принятое путём референдума СССР, является окончательным, имеет обязательную силу на всей территории СССР и может быть отменено или изменено только путём нового референдума СССР»[9], приняла постановление «О юридической силе для Российской Федерации — России результатов референдума СССР 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении Союза ССР», в котором отметила, что поскольку другого референдума по вопросу существования СССР не проводилось, результаты этого референдума формально сохраняли юридическую силу. В постановлении, в частности было сказано:
    Должностные лица РСФСР, подготовившие, подписавшие и ратифицировавшие решение о прекращении существования Союза ССР, грубо нарушили волеизъявление народов России о сохранении Союза ССР.

    Поэтому в тот же день Государственная Дума России, опираясь «на волю большинства населения страны, выраженную на референдуме СССР 17 марта 1991 года», признала утратившим силу постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О денонсации Договора об образовании СССР» в своём постановлении «Об углублении интеграции народов, объединявшихся в Союз ССР, и отмене Постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года „О денонсации Договора об образовании СССР“».

    В ответ на оба эти постановления депутатов нижней палаты парламента России, члены верхней палаты — Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — обратились к ним с «просьбой вернуться к рассмотрению упомянутых актов и ещё раз тщательно проанализировать возможные последствия их принятия».

    Тогда Государственная Дума России признала[59], что принятые 15 марта постановления «носят прежде всего политический характер, дают оценку ситуации, сложившейся после развала Советского Союза, отвечая чаяниям и надеждам братских народов, их стремлению жить в едином демократическом правовом государстве».

    Она также подтвердила[60], что указанные постановления лишь «отражают гражданскую и политическую позицию депутатов и не затрагивают стабильность правовой системы Российской Федерации и международные обязательства Российской Федерации».
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть