Фу, снова Фултоном пахнет...

03.03.2016

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Семьдесят лет назад произошло одно из знаковых для послевоенного времени событий: 5 марта 1946-го Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую Фултонскую речь, ставшую точкой отсчета «холодной войны». Недавно официальный представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков подметил, что «русская угроза» еще с середины прошлого века является самой успешно «продаваемой» угрозой Пентагона не только американскому конгрессу, но и партнерам по НАТО». И пугало это лепилось американцами со времен Фултона. 

Откуда же взялась та речь? Дело в том, что после окончания Второй мировой в Великобритании и США, особенно среди простых людей, были сильны симпатии к СССР как к главной жертве и главному триумфатору в схватке с фашизмом. На этой волне на Западе росла популярность коммунистических партий и левых идей, что не могло не вызвать страха у правящих элит. Страх этот укреплялся впечатлениями от темпов восстановления СССР, а также присутствием советских войск в Европе, Маньч­журии, Иране. Западного обывателя необходимо было тоже хорошенько напугать, чтобы сагитировать на новую борьбу с большевизмом. На этом стремлении у американского президента Гарри Трумэна и родилась идея предложить бывшему премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю прочесть речь в Вестминстерском колледже города Фултон, штат Миссури. 

Колледж послал Черчиллю официальное приглашение, на котором Трумэн своей рукой дописал: «Это великолепная школа в моем родном штате. Надеюсь, что Вы сможете это сделать. Я сам представлю Вас». Разумеется, Черчилль согласился. Готовился он крайне тщательно, на то были особые причины. Во-первых, был лично уязвлен — по всем позициям проиграл Сталину: планы относительно России 1917–1920 годов, а затем послевоенной Европы и мира разбились о «проклятых русских» и об их усатого вождя. Черчилль жаждал мщения. Во-вторых, он считал себя крайне обиженным на родине. В июле 1945-го, потерпев поражение на парламентских выборах, ушел с поста премьер-министра. Человек, спасший, как считал сам, Англию от Гитлера. 

Будучи свободным от пут официоза, Черчилль высказал в своей речи все, что хотел. Смысл сводился к следующему: зараза коммунизма расползается по миру и несет смертельную опасность. Окрепший Советский Союз является главной угрозой безопасности и свободе остальных народов, поэтому человечество должно объединиться под англо-американским руководством и противостоять этой угрозе. В идеале — уничтожить ее силой оружия. Все, что Черчилль говорил в Фултоне, было логическим продолжением его предыдущих замыслов. В частности, еще весной 1945-го по приказу премьера готовился внезапный удар британских войск по Красной армии в Европе — операция «Немыслимое» (Operation Unthinkable). Однако тогда номер не прошел. 

Мало кто знает, но у Фултонской речи был «младший брат». 17 ноября 1920 года, когда белые покинули Крым, на заседании английского кабинета министров встал вопрос о торговле с Советской Россией. Черчилль, будучи военным министром и главным инициатором провалившейся интервенции, негодовал и делал все возможное, чтобы правительство проголосовало «против». Но большинство высказалось «за». Как только заседание окончилось, Черчилль потребовал занести в протокол, что каждый член кабинета имеет право на публичные акции против большевиков. Требование удовлетворили. В тот же вечер Черчилль отправился в Оксфордский университет, где яростно обрушился на большевистское правительство. Завершил доклад словами: «Я всегда буду защищать политику, направленную на его свержение и уничтожение».

В 1946-м Трумэн, оценивая выступление британского гостя, сказал: «Еще никогда не было в истории, чтобы мир так нуждался в лидерстве. Еще никогда не было в истории, чтобы мир так нуждался в моральном пробуждении». Пресловутая англосаксонская, а ныне американская претензия на мировое господство, она с той речи ведется. 

Пожимая руку президенту колледжа, Черчилль бросил: «Надеюсь, что я дал старт размышлениям, которые повлияют на ход истории». И действительно, выступление было услышано. Через несколько дней, 14 марта, Сталин в интервью «Правде» совершенно справедливо сравнил Черчилля с Гитлером, чей главный пропагандист Йозеф Геббельс писал о советских людях: «Нам нет нужды распространяться о страшной угрозе, которую представляют эти вооруженные до зубов тупые миллионы для Германии и всей Европы». И далее: «Если державы «Оси» не защитят Европу, ей придет конец». 

Сегодня эти же гитлеровско-черчиллевские мысли транслируют миру американцы, натовские генералы и другие представители «западной цивилизации». Выступая в конце февраля в комитете по делам вооруженных сил палаты представителей конгресса США, главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, американский генерал Филип Бридлав заявил, что Россия «сделала выбор в пользу того, чтобы стать противником» США и НАТО, и теперь представляет угрозу Европе. В том же духе высказался директор исследовательского центра CERAP Николя Тензе во французском издании Atlantico: «Россию Путина дипломатическим путем не убедить, а, следовательно, нужно уповать только на применение силы». В общем, все по Фултону, все по Черчиллю.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть