Огласите весь список, пожалуйста

29.02.2016

Михаил БУДАРАГИН, публицист

Шоу-бизнес пребывает в некоторой растерянности. Выяснилось, что общество, слывущее бессловесным потребителем контента — ​все эти зрители, слушатели, почитатели, — ​имеет голос. Речь идет о феноменальной по уровню охвата акции «Скажи правду о любителе карателей Владимире Зеленском». Она прокатилась по социальным сетям и вылилась в пикетирование московской премьеры фильма «8 лучших свиданий», где снялся скандальный украинский актер.

Несмотря на то, что рекламу проходной комедии крутят в прайм-тайм по «Первому», сам артист постеснялся приехать в нашу столицу, а его коллеги по цеху не устают увещевать россиян — ​мол, не стоит рядить искусство в политику, опомнитесь, граждане.

Подобные рассуждения явно происходят от личной заинтересованности. Ведь так или иначе, но ситуация с Зеленским, которому слегка прищемили хвост, проецируется на очень многих популярных людей. Особенное внимание обратим на тех, кто не является гражданином РФ, а деньги зарабатывает у нас. Вот, к примеру, в феврале звезды, давно «прописавшиеся» в российских залах и на тутошних корпоративах, едут в Киев. Зачем? Дабы делегировать на Евровидение антисоветскую песню под названием «1944». А вот актриса Ингеборга Дапкунайте, гражданка Великобритании и Литвы, нынче нам особенно недружественных, снимается в норвежском сериале «Оккупированные» (о том, как проклятые русские нападают на скандинавов), после чего спокойно рекламирует банковские услуги, кофе, косметику на наших федеральных каналах.

Исполняет Дапкунайте, между прочим, роль официального представителя РФ и сама не скрывает, что ей без разницы, как будет показана страна на экране: «Я играю посла России в Норвегии и до самого конца не знаю, хорошая она или нет, ибо все акценты должны быть расставлены в окончательном монтаже», — ​выкручивается актриса. Попробовала бы она сыграть с такими же вводными полпреда госдепа США, а потом попытаться заработать в Америке. Известный по 50-м годам «Черный список Голливуда» (Hollywood blacklist), куда входили политически нежелательные актеры, жив и поныне, хотя это и не слишком афишируется.

Заметим, что сюжет «Оккупированных», фабула которых явно навеяна Крымской весной, сильно отличается от реальности. Русские пришельцы ведут себя как настоящие завоеватели, в первой же серии убивая мирных жителей. Посол Ирина Сидорова в исполнении Дапкунайте между тем обещает закатать несчастную Норвегию в асфальт, если Москве не выдадут кавказского террориста Мусаева. Норвежцы выдавать его, разумеется, не желают: он, хоть и террорист, однако представляет оппозиционные Кремлю силы, а значит, достоин сочувствия.

И почему-то с Дапкунайте все как с гуся вода. Она даже не в курсе, что именно изображает на экране, это монтажер потом решит. Удивительные, кстати, новости для всякого, кто слышал словосочетание «система Станиславского».

С Зеленским, который лично собирал деньги для украинских националистических батальонов, надеюсь, ситуация будет иметь вполне практические последствия. Безо всякого указания сверху люди в социальных сетях просто начали рассказывать друг другу, чем знаменит актер, какие слова он говорил, приезжая в военный лагерь к убийцам мирных жителей Донбасса. Надеюсь, все это скажется на сборах, заставив продюсеров и режиссеров в следующий раз хорошенько подумать, прежде чем приглашать одиозного лицедея.

Общественная активность в случае с Зеленским — ​дело нужное и перспективное, она заслуживает безусловного одобрения. Но одних призывов не ходить на пошлейший фильм все-таки мало. Проблема в том, что это не остановит государственные телеканалы — ​они продолжат крутить рекламные ролики картины и пожимать плечами: дескать, не мешайте политику с искусством и… бизнесом. Так и Дапкунайте вновь и вновь будет появляться из каждого утюга — ​ровно до тех пор, пока рекламщики, инвесторы, ответственные лица не поймут со всей ясностью: русофобия — ​это накладно.

Отчасти заботу о вменяемости эфира обязано взять на себя государство, которое свято блюдет вполне понятные партийные ограничения, но почему-то не в состоянии продумать систему политических запретов, кивая чуть что на «рынок». Хотя, совершенно очевидно, что любой бизнес госструктур, в том числе в государственных СМИ, — ​дело побочное и по умолчанию должен мигом сворачиваться там, где вступает в противоречие с державными интересами.

Конечно же, и гражданский бойкот, зачатки которого мы видим, имеет все шансы стать формой общественного запроса к телевидению и медиа в целом. Нельзя покупать Зеленского, пусть всякий, кто им торгует, делает это на Украине. Торговцы Дапкунайте могут втюхивать ее в Норвегии, Литве, Британии. Наше коллективное неучастие в обеспечении этой машины живыми деньгами в состоянии сподвигнуть и коммерческие организации отказаться от актеров-русофобов.

Тогда и у государства не останется аргумента о том, что «так решил рынок». Не решил. Пропагандист? Давай, до свидания. В России хватает проблем, есть куда потратить деньги, а кормить чужие масляные рты — ​увольте, сколько можно?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть