Перемирие вашему дому

24.02.2016

Петр АКОПОВ, публицист

В субботу в Сирии должно наступить долгожданное перемирие — ​такое соглашение достигнуто в минувший понедельник в ходе переговоров президентов Путина и Обамы. Боевые действия будут вестись только против ИГИЛ и «Джебхат-ан-Нусры», а между остальными противниками Асада и его сторонниками — ​прекратятся. То есть произойдет то, что мы настойчиво предлагали США, чего добивались с самого начала нашей военной операции.

Ситуация в Сирии накалялась весь февраль. Действия российской авиации существенно улучшили положение атакующей правительственной армии, наступление курдов взволновало турок, ухудшение позиций антиасадовских сил потребовало от их внешних союзников срочного вмешательства. Однако достигнутые еще 11 февраля в Мюнхене договоренности о перемирии не были выполнены — ​более того, встревоженная успехами сирийской армии и курдов Турция начала обстреливать сирийскую территорию. В Анкаре и Эр-Рияде стали все настойчивее призывать к наземной военной операции и заявлять о своем праве на прямое военное вмешательство. Но успехи Асада были практически единодушно оценены на Западе и в арабском мире как провал американской стратегии в Сирии и крупное достижение России.

При этом атлантисты договорились до того, что боями под Алеппо Россия будто бы специально хочет создать новый поток беженцев из Сирии в Турцию, а оттуда в Европу — ​чтобы навредить Западу. Еще один «коварный замысел Путина» увидели в… провокациях со стороны Турции: дескать, на самом деле это Москва провоцирует Анкару, хочет, чтобы та начала боевые действия и столкнулась в Сирии с Россией. В этом случае НАТО, благоразумно не желая ввязываться в конфликт, вынуждено будет объявить о своем невмешательстве: вот такой «план» по расколу Североатлантического альянса. Вся эта паранойя свидетельствует как о непонимании российской стратегии, так и о вполне резонных ожиданиях, что успех России в Сирии будет иметь далекоидущие последствия, и не только на Ближнем Востоке.

Ситуация в Сирии действительно развивается по самому плохому для Запада сценарию. Россия не увязла в конфликте, как надеялись в Вашингтоне (до этого точно так же рассчитывали санкциями добиться изменения нашей политики в отношении Украины), а за несколько месяцев помогла Дамаску вернуть инициативу на поле боя. Нет, речь не идет о том, что у Асада появились шансы восстановить контроль над всей страной, но такая задача и не стояла перед Россией. Нужно было обеспечить перелом ситуации в пользу Дамаска — ​причем и на фронте, и на международной арене. За неполные полгода это удалось. На переговорах в Женеве не прозвучало требование немедленного ухода Асада — ​даже в договоренностях о переходном периоде фиксируется полуторагодовой период до выборов, ничего не говорится и о невозможности участия президента Сирии в новой кампании. То есть вопрос, который четыре года был главным препятствием для первого шага к примирению, по сути, снят. Снят, конечно же, благодаря боевым успехам России и Асада, ведь речь уже идет не о взятии Дамаска исламистами, а о том, какую часть территории удастся сохранить под контролем вооруженной оппозиции.

К концу зимы 2016-го обстановка очень отличается от осени 2015-го — ​никто не верит не только в военное свержение Асада, но и в его уход. Вместо забот о будущем обустройстве безасадовской и исламистской Сирии турецкие и саудовские власти должны беспокоиться о вещах более насущных. Например, о том, что станут делать вооруженные противники Асада в случае продолжения войны — ​они уже понимают, что никакой эффективной помощи Эр-Рияд и Анкара им не окажут, и чувствуют себя обманутыми. Не повернется ли их гнев на предавших их? Саудиты и так являются целью для ИГИЛ, а турки не знают, что делать с образующейся на границе курдской дугой. Анкара лишь грозит возмездием сирийским курдам, однако не может даже попробовать воевать с теми, кого поддерживают и Москва, и Вашингтон. Опасности турецкого вторжения в Сирию по большому счету не существовало и до 22 февраля, а после договоренности Путина и Обамы она вовсе сошла на нет.

Почему Москва и Вашингтон пошли на достижение перемирия? Потому что Россия выполнила первую часть своей программы в Сирии — ​изменила внутреннее и внешнее положение Асада. Сейчас Россия может снова попытаться сделать то, что предлагала США еще в сентябре, до начала нашей операции, — ​скоординированно ударить по «халифату». Тогда Запад и саудиты не захотели ни давить на своих подопечных, ни объединяться с Москвой в совместной операции, чтобы не усиливать ее влияние в регионе. Ныне силы «умеренных исламистов» существенно подорваны, оценка перспектив Асада изменилась, а возросшая роль России на Ближнем Востоке стала общепризнанным фактом — ​так что США уже сами заинтересованы в «российском плане».

То, что американцы станут подавать это как «спасение антиасадовской оппозиции от русских», никого не обманет. Все понимают, что в случае нарушения перемирия «вооруженной оппозицией» она будет зачислена Россией в разряд нарушителей конвенции с вытекающими отсюда ударами с воздуха. Так что желающим сохранить свои формирования и надежду на получение места в будущей коалиционной сирийской власти (которая все равно возникнет спустя хоть год, хоть три) лучше забыть о походе на Дамаск.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть