Клади кц, получишь гравицаппу

17.02.2016

Андрей САМОХИН, обозреватель «Культуры»

Бытует мнение, что эпоха физиков давно закончилась — ​приручением атомной энергии, открытием кварков и сверхпроводников, созданием лазеров. Одни «бородачи» и «очкарики» в клетчатых рубашках превратились в локальных экспериментаторов, помогающих конструировать все более продвинутую военную технику и гражданскую электронику. Другие — ​к ним у обывателя более всего претензий — ​копошатся в непонятных нормальному человеку измерениях. На Земле полно проблем, им же подавай миллионы долларов на многокилометровые ускорители да циклопические зеркала телескопов, вперившиеся в дальний космос. А они в ответ — ​страшные сказки о смертельной плазме и темной материи. И ни одного открытия, так, чтобы из него просматривался новый вид транспорта или просто — ​дух захватывало.

Оказалось, впрочем, большая физика все-таки способна дарить чудеса. На днях стало известно о грандиозном научном событии, сравнимом, по мнению ученых, с обнаружением Генрихом Герцем электромагнитных колебаний. А именно: в США впервые были впрямую зафиксированы гравитационные волны, предсказанные век назад в формулах Общей теории относительности Альберта Эйнштейна и с тех пор упорно искомые. Эти сверхмалые колебания единой ткани пространства — ​времени вызываются неравномерно движущимися массивными объектами и пронизывают всю Вселенную, слабо взаимодействуя с материей. В сентябре 2015-го в рамках международного проекта LIGO двумя гигантскими наземными антеннами, разнесенными на 3000 километров, были зарегистрированы две одинаковые — ​невообразимо «деликатные» (10 в минус 19-й степени метров) волны. Эта космическая дрожь, как заявили исследователи, дошла до нас от слияния пары черных дыр, случившегося очень далеко и давно — ​более миллиарда световых лет от Земли. Здесь как раз все «сверх» и «очень», плюс сработала грамотная пиар-кампания: пресс-конференции, посвященные сенсации, были проведены одновременно в разных странах. Это поразило воображение землян, даже замордованных кризисами и напуганных исламистами.

Итак, если верить большинству маститых ученых, человечество совершило реальный прорыв. Открыт — ​ни много ни мало — ​еще один язык, на котором с нами говорит Вселенная. Сейчас мы расслышали первые гравитационные «слова», возможно, однажды и сами научимся складывать их в осмысленные фразы.

На сакраментальный вопрос: что получит от этих космических разговоров цивилизация, прежде всего США, затратив на проект около 620 млн долларов и пятнадцать лет наблюдений, уместно дать сакраментальный же ответ. Когда Герц «поймал» своим детектором электромагнитную волну, то посчитал находку абсолютно бесполезной. Никто не мог вообразить, что через несколько десятилетий радиоволны понесут над планетой голоса и мелодии. Возможно, что сопящие ныне в детских кроватках когда-нибудь будут путешествовать на звездолетах, оснащенных грави-двигателем, в другие галактики. Кто знает, не станут ли через двадцать — ​тридцать лет обыденностью межпланетная гравитационная телефония или индивидуальные «гравицаппы» для мгновенного передвижения по планете? А уже в ближайшее время открытие, как обещают, приведет к созданию новой «гравитационной астрономии». С ее помощью мы получим фундаментальные знания о природе черных дыр, иных космических загадках и, может быть, сформулируем, наконец, «теорию всего».

А теперь о грустном. К будущему общечеловеческому триумфу сегодня примешивается чувство национальной досады. С одной стороны, наши ученые внесли серьезный вклад в нынешний успех. Сам поиск грави-волн предложили в 1962 году советские физики Михаил Герценштейн и Владислав Пустовойт; алгоритм эксперимента разработал выпускник Новосибирского университета Сергей Клименко, в прошлом — ​сотрудник ИЯФ имени Будкера, сейчас — ​Университета Флориды. В отдельных исследованиях активно участвовали научные группы под руководством профессора физфака МГУ Валерия Митрофанова и члена-корреспондента РАН Александра Сергеева из нижегородского Института прикладной физики. Все так. Но в итоге главными бенефициарами открытия и, скорее всего, будущими лауреатами пары-тройки Нобелевских премий станут Кип Торн, Рональд Дривер и Райнер Вайс. А строчка в энциклопедиях пополнит копилку достижений «американской науки». И это в целом будет справедливо — ​ведь именно янки организовали мегапроект, привлекли умы со всего света, финансировали их работу годами, без всякой гарантии на победу.

Когда-то в СССР, имевшем и в те времена гораздо более скромные материальные возможности, нежели США, не гнушались делать подобные рисковые ставки. Зарубежных ученых реально вводили в ступор наши задумки, проекты, достижения. Скажем, крупнейший в мире (недоделанный из-за горбачевской перестройки) синхротрон в Протвино или огромная Баксанская нейтринная обсерватория. Кстати, именно здесь астрономы из ГАИШ МГУ собирались в 80-х установить похожую гравитационную антенну. Правда, меньшего размера, чем в LIGO. Но в любом случае Россия, а не Штаты должна была со временем стать родиной открытия грави-волн и международным центром профильной фундаментальной науки. Развал страны поставил на этих планах жирную точку. И, увы, никакой запятой к ней пока не просматривается. Только бескрайние реформы и бесплодные сожаления об утекающих мозгах.

Когда мы предъявили людям наш спутник, полет Гагарина, первые АЭС и атомный ледокол, мы говорили с человечеством языком планетарных свершений. Ныне фразы на этом языке мы больше слушаем со стороны.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть