Партия сказала: рожайте

03.11.2015

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Партия сказала «можно». На завершившемся 29 октября пятом пленуме ЦК КПК было принято историческое решение. Поднебесная отказалась от многолетней доктрины «одна семья — один ребенок». Разрешили двух. Набирающему обороты Китаю нужна молодежь, которая в перспективе будет кормить увеличивающуюся армию пенсионеров. Причем кормить хорошо. Не будем забывать, что КНР, несмотря на активное внедрение рыночных инструментов, по-прежнему привержена «красной идее», строит социализм с китайской спецификой, старикам там действительно почет.

Вообще-то, автором политики стимулирования роста населения в стране был еще Мао Цзэдун. Это за 30 лет его правления население Китая увеличилось с 540 до 940 млн. человек. Теперь партия вновь обращается к опыту великого кормчего — не зря же он по-прежнему красуется на юанях. Планомерная отмена ограничения рождаемости идет уже с 2013 года. Тогда семьям, в которых и муж, и жена — единственные дети в своих семьях, было разрешено иметь по два чада. Второго ребенка позволялось заводить и представителям отдельных этнических групп, жителям некоторых регионов страны.

Помимо поддержки стареющей части населения (по оценкам ООН, к 2050 году доля переваливших 60-летний рубеж увеличится до одной трети с 12 процентов в 2010 году), разрешением рожать власти Поднебесной преследуют еще три важные цели.

Первая: молодые рабочие руки нужны в селе. Работа там тяжелая. Внедрение механизации и роботизации отстает от городских темпов, в коммунах зачастую преобладает ручной труд, особенно при обработке рисовых террас на склонах холмов и других труднодоступных для техники участках. Сельское хозяйство остается для Китая одной из важнейших отраслей, в том числе и экспортных.

Вторая цель — стимулирование внутреннего рынка. Став свидетелем глобального экономического кризиса, во время которого произошло резкое падение экспортного спроса, китайское руководство начало программу стимулирования внутреннего потребительского рынка как основы будущего роста. Экономику предлагается поднимать не с помощью притока неквалифицированной рабочей силы из деревень, а путем естественного роста городского населения, увеличения количества детей у образованных родителей. Ведь именно молодежь мегаполисов имеет постоянно растущие потребности, которые она, по большей части, способна удовлетворить, а те, кто еще не способен, стремятся к этому. Хочешь больше тратить — больше зарабатывай. И то, и другое — безусловная польза для экономики.

Наконец, третья цель. Молодые силы нужны для осуществления «ползучей» экспансии в другие страны. Создание прокитайских регионов и поясов — насущная задача руководства КНР на ближайшие два десятилетия. Чайна-тауны, где выходцы из Поднебесной компактно селились и замкнуто жили в чужих странах по своим вековым законам и традициям, уже преданья старины глубокой. Сегодня китайцы активно внедряются в иностранные экономические и культурные пласты, становясь вольными и невольными агентами влияния своей родины. В особенности это касается развивающихся и отсталых государств. К примеру, в африканских странах китайцы работают на построенных благодаря их инвестициям объектах в качестве управляющих и высококвалифицированных специалистов. Их там уже больше миллиона. И вот итог — по данным американского исследовательского центра Pew Research Center, более 80 процентов африканцев положительно оценивают китайскую экспансию, а 92 процента утверждают, что хорошо относятся к КНР. Такова китайская политика: вначале деньги, за ними — люди, и, как итог, мягкая, несиловая экспансия. Ну не пенсионерам же ее осуществлять.

Рассматривается ли Россия как объект такого внимания — очевидно, что да. Только тут, как в известной поговорке: «А кто ж ему даст?» Россия сейчас изменилась, твердо стоит на страже собственных интересов. Поэтому КНР видит нашу страну, скорее, в роли крепкого и надежного партнера в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где ей предстоит жестко конкурировать, прежде всего, с Японией и США.

Другое дело, что существует возможность так называемой «мягкой протечки» китайской молодежи в Россию. Во-первых, это связано с гендерным дисбалансом: порядка 30 млн. молодых малоимущих китайцев не смогут найти себе жену на родине. У нас же они имеют большие шансы сделать это. Пик численного перевеса мужчин над женщинами придется в Китае на 2019–2022 годы. Дальше, как говорится, делайте выводы. Во-вторых, движение китайской молодежи будет проходить по нашему же фактически приглашению. К примеру, нынешним летом информагентство «Чита.ру» сообщило, что Забайкальский край планирует в этому году передать Китаю в аренду 115 000 га сельхозугодий на 49 лет. А в дальнейшем — еще 200 000 га. Сосед, в свою очередь, собирается инвестировать в эти земли 24 млрд. рублей, ну, и трудовой десант отправить.

Аппетит, как известно, приходит во время еды. Так что ухо нам надо держать востро. И возможно, дать ответ стимулированием рождаемости среди россиян. Ведь наиболее ценный ресурс — как известно, человеческий.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть