Восстание машин

01.11.2015

Михаил БУДАРАГИН, публицист

Страшная субботняя новость о крушении лайнера Airbus-321 компании «Когалымавиа» половину дня держала в напряжении почти всех, кто следит за новостями. Информагентства выдавали крайне противоречивые сведения: то самолет видели на радарах, то найдены выжившие, то из-под обломков слышны чьи-то голоса.

К вечеру стало ясно, надежды нет. 217 человек (среди них 25 детей), 7 членов экипажа — погибли все: отцы семейств, их жены, мальчики и девочки, которые, может быть, первый раз путешествовали так далеко. Траурный список трудно прочесть даже до первой четверти, куда уж там — до середины: на борту было много родственников. Погибали семьями…

Подробности катастрофы выяснят, гадать о причинах не имеет никакого смысла — есть авиационные эксперты, работающие на месте, им виднее.

Гораздо важнее сейчас — общественная реакция. Она удивительно точно объяснила, что такое «восстание машин», которым так давно пугали нас исследователи сложных алгоритмов. Человечество учили, мол, воспрянет духом микроволновка, бросится порабощать человека кофеварка, а пылесос убежит гулять по улице, не слушаясь наших команд. Но все оказалось не так. Техника, как и прежде, подвластна хозяевам. А вот люди омашинились до последнего предела. Трагедия в египетском небе случилась накануне так называемого Хэллоуина, дня перехода между осенью и зимой, когда, по западным поверьям, нужно переодеться во что-то страшное, дабы обмануть нечисть. Как будто дьявол сам не есть отец лжи, а просто некий сельский дурачок.

В современной России Хэллоуин превратился в такой же предлог для маркетологов и рекламщиков, как и так называемый «День всех влюбленных», самый, наверное, печальный пример потребительского куража на пустом месте. И несмотря на катастрофу, запущенную рекламную машину многие не смогли или не захотели остановить. В почту валился спам о «праздничных скидках», столичные ночные клубы отказались отменять увеселительные «мероприятия», витрины красочно сверкали нарядными тыквами (это — один из символов Хэллоуина). В общем, поиграли с бесами в «кто кого обманет».

Читатель с легкостью отобьет претензии, объяснив, дескать, это же «пир во время чумы», так всегда было и будет. Полагаю, что нет. Одноименная трагедия Пушкина, где у каждого героя есть свое, глубоко личное, горе — это картина того, как человек может поддаться отчаянью, впасть в уныние, но остаться существом мыслящим, готовым к диалогу (тяжелая беседа Вальсингама и Священника потому так трогает, что ведется на равных) .

С падением лайнера объявленный пир накрыла чума, явилась катастрофа — чтобы посмотреть в глаза очередному вальсингаму, воззвав к его памяти, скорби, душе. Но Председателя больше нет, на столе, полном пластмассовых яств, стоит шарманка, на стульях важно расселись манекены, и обращаться не к кому. Пьянка теперь — не вызов, не дерзание, а просто … «не, ну а чо?» И не поспоришь ведь.

Автоматизм почтовых рассылок, заведенная песенка о том, как можно «весело погулять» — все это и само по себе выглядело плохо. Но трагедия рейса Шарм-эш-Шейх — Санкт-Петербург показала, что можно взламывать эту систему, не участвовать в пластмассовой попойке.

Так поступила компания Uber (сервис вызова такси) которая к всеобщему изумлению, начала возить пассажиров в Пулково бесплатно. На уточняющий вопрос журналистов о том, будут ли водители спрашивать у клиентов фамилии и сверять их со списками летевших на Airbus-321, был дан поразительный для современной России ответ: «Не только родственники, но и друзья, и знакомые могут захотеть поехать в аэропорт, чтобы оказать поддержку тому, кому это необходимо». Везли всех. Горе-то ведь общее.

Возможно, кто-то воспользовался моментом и добрался до аэропорта, ничуть не переживая о погибших. Исключать такого нельзя. Но в том-то и дело, что подобное поведение не подразумевалось изначально. «Сложная ситуация, мы верим в разумность наших клиентов, мы надеемся, что люди, которым, возможно, плевать на список жертв, воспользуются другим перевозчиком», — так сказала компания Uber, поверившая в нас, в живых людей.

Потерял ли сервис деньги? Разумеется, и эти потери велики. Но сей жест — нелогичный, глупый — вдруг подхватили и «артисты смешного жанра», отказавшиеся шутить и праздновать, и модные кафе, выкинувшие за полчаса всю мишуру и объявившие, что просто открыты для своих посетителей, а развлекаться можно где-нибудь в другом месте. Каждому — свое.

Жизнь продолжается, но и смерть всегда рядом — ее не обманешь, не уговоришь, не отсрочишь, ее можно принять с прямой спиной и в твердом сознании того, что ты — человек. Это общее чувство сплотило страну лучше любых пафосных воззваний.

А машины мы все равно победим, пусть и выглядят они так не похоже на обещанную фантастами взбесившуюся микроволновку. Пройдет время, боль поутихнет, погибших отпоют, внимание общественности переключится на другие темы — так всегда бывает: скорбь не длится годами. Но где-то в памяти будут жить эти дни, когда со стен снимали мишуру, таксисты везли бесплатно, музыка звучала тише, а веселые концерты переносились на потом — без чьего-то приказа сверху, а просто потому, что так нужно.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть