Манифест и волки

15.10.2015

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный Собор»

3октября (17 по старому стилю) Россия отметит одну из дат, обожаемых нашими либералами. В этот день 1905 года был опубликован знаменитый Манифест Николая II «Об усовершенствовании государственного порядка». Манифест учреждал парламент, без одобрения которого не мог вступать в силу ни один закон, оставляя за императором право вето и право на роспуск Думы. Кроме того, провозглашались свобода совести, свобода слова, собраний, союзов. Необходимые изменения вносились в основные государственные законы  Российской империи. Нынешние либералы провозглашают это «первой российской конституцией».

Предвидя волну праздничных панегириков по случаю «дня рождения российского парламентаризма», не могу, однако, не задать вопрос: стал ли октябрьский Манифест шагом к свободе или именно он привел к грядущей катастрофе, вылившейся после 1917 года в кровавую и гибельную для страны Гражданскую войну?

Не секрет, что целью Манифеста было желание императора остановить захлестнувшую страну смуту: в стране бастовали свыше 2 млн человек, в том числе и железнодорожники, что парализовало всю транспортную систему. Но смогло ли остановить стачки «дарование свобод» Манифестом 17 октября? Ничуть не бывало. 

Начавший работу незадолго до этого Петербургский Совет рабочих депутатов фактически создавал в стране экономический коллапс, призывая всех не платить налоги и забирать деньги из банков. Московский Совет организовывал кровавое восстание, вспыхнувшее в декабре. Страну накрыла волна революционного террора: из 17 000 его жертв за период 1901–1911 годов 9000 приходятся непосредственно на период революции 1905–1907 годов. К этому можно добавить прокатившуюся по стране волну еврейских погромов, как радикальную реакцию лояльного правительству населения на непропорционально сильное присутствие евреев среди революционеров и боевиков-террористов...

Оправдал ли себя в качестве стабилизирующего фактора введенный Манифестом «русский парламентаризм»? Тоже нет. Первая Дума, «Дума народного гнева», главную силу в которой составляли либералы-кадеты и трудовики (в основном крестьяне), разделявшие многие позиции эсеровской партии, проработала всего 72 дня и была распущена. Вторая Дума оказалась настолько «левой», что даже отказалась осудить революционный террор, это стало одной из причин ее роспуска. Только в 1907-м власть твердой рукой стала наводить порядок, революция явно пошла на спад, и третья Государственная дума проработала весь положенный пятилетний срок.

Может быть, либеральные круги, восприняв октябрьский Манифест как призыв к гражданскому миру, каковым он, по сути, и являлся, пошли, наконец, на сотрудничество с властью в деле прекращения смуты и сохранения страны от развала? Если бы... Крупнейшая либеральная партия России — Конституционно-демократическая (так называемые кадеты) — в момент выхода Манифеста как раз проводила свой учредительный съезд. И что же? Манифесту похлопали, после чего сразу выдвинули правительству новые, заведомо неприемлемые требования: отмену ряда антиреволюционных законов, созыв Учредительного собрания для выработки конституции и освобождение всех политзаключенных. Съезд приветствовал забастовочное движение, поддержал его требования, а на последующем банкете лидер кадетов Милюков заявил: «Ничего не изменилось, война продолжается». 

«Война» либералов с государством продолжалась в скрытой форме до февраля 1917 года, когда именно думские лидеры, годами вымогавшие у царя одно послабление за другим, стали главными организаторами либерального переворота, позже названного Февральской революцией. Почему это стало возможным? Да потому, что со времен Петра I именно власть выступала в России в весьма спорной роли «первого европейца», пытаясь как-то совместить «вестернизацию» империи с недопущением логично вытекающих из этого процесса революций и перехода всей полноты власти от монархов и дворянства к крупному капиталу. То есть монархия хотела усидеть на двух стульях, что закончилось весьма печально для нее и для страны. 

Есть такая детская сказка. Жили мужик да баба, имели доброе хозяйство и кучу живности. Повадился к ним волк, придет и говорит: «Мужик, отдай курицу, а то овцу съем!» Мужик попался миролюбивый и в ответ на ежедневный шантаж отдавал волку то курицу, то овцу, то корову. Пока совсем ничего не осталось. Тогда волк потребовал: «Мужик, отдай жену, а то тебя съем!» Только когда до мужика дошло, наконец, кто станет следующей жертвой, он схватил дрын и убил волка. Как водится в сказках, все закончилось хеппи-эндом. Хотя, будь герой подальновиднее, мог бы и хозяйство сохранить.

Примерно в той же ситуации находится сегодня наш президент. Группировки либералов, стоящих за ними финансово-промышленных кланов и «агентов иноземного влияния» ходят вокруг кругами, требуя то свободы слова и собраний добавить, то госрегулирование бизнеса уничтожить на корню, то к НКО толерантно относиться, то сдать все ради «мира с Западом». Короче, добиваются «октябрьского Манифеста» о возвращении в 90-е.

Так вот: нет ничего хуже, чем уступать шаг за шагом подобной публике. Ибо заканчивается это всегда одинаково: окрепший на подачках либеральный волк ждет только случая, чтобы сначала вцепиться в горло власти, а затем без помех сожрать и страну.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть