Три веселых буквы

13.10.2015

Лев ПИРОГОВ, публицист, литературный критик

Раньше люди жили красиво. Персональным транспортным средством была карета. На запятках полагался лакей, а на дверце — герб. Герб нельзя было просто нарисовать. Его надо было раздобыть каким-нибудь сложным и извилистым способом.

Помните книжного Портоса, обладателя знаменитой фальшивой перевязи, автора афоризма: «Я дерусь, просто потому что дерусь»? Так это он только в первом романе так говорил, во втором — Портос дрался, чтобы заполучить баронский герб на дверцу кареты. И дрался, и скакал, и куда-то карабкался… А ведь уже не молодой человек был, за сорок.

В наше время средством личного транспорта является понятно что. Нарисовать на нем можно хоть леопарда с зубами, хоть женщину в рогатом шлеме без, так сказать, пиджака… Но все это лишь полсчастья. Нет в этом судьбы, нет настоящей удачи. Настоящие гербы сейчас не рисуют, их получают от официальной инстанции. Скажем, в соответствующем отделе ГИБДД.

Из подмосковного Зеленограда сообщают о небывалом наплыве желающих поставить на учет автомобиль именно в местном отделении дорожной полиции. Люди стекаются сюда со всей области, терпеливо выстаивают грандиозные очереди… (Помните — карабкающийся Портос?) А все потому, что в ГИБДД Зеленоградского округа поступили автомобильные номера серии «ВхххОР 777RUS».

И вот всем их хочется. Ну, не абсолютно всем, а тем, кто понимает. Кто умеет видеть тайные знаки, ощущать «тонкие властительные связи меж контуром и запахом цветка», как в стихотворении говорится. «Вэ-О-Эр» на номере — это же что выходит? «Вор». О, счастье. Скорее туда.

Понимаете ли вы, что значит ездить в автомобиле с номером «вор»? Какой это респект и уважуха от пацанов? Нет? Объясняю. Люди, осадившие Зеленоградское ГИБДД, вовсе не обязательно являются деятелями преступного мира. Просто они тонко настроены на восприятие символической реальности. Обереги, талисманы, татуировки, женские сумочки от соответствующего производителя (и поэтому стоящие в десять раз дороже) … А символическая реальность, как ей и положено, переносит нас из горизонтальной парадигмы обыденности в вертикальное измерение мифологического трансперсонального опыта.

Трансперсонального — значит не обязательно твоего. «Говорила мене мать, не ходи с ворами, в тюрьму-каторгу сошлют, скуют кандалами», — пели, пригорюнившись, русские люди. «О мазер, телл ёр чилдрен нот ту ду вот ай хев дан», — пела, героически насупившись, рок-группа «Энималз». Дескать, говорила мать детям, пусть с ворами не ходят, не то вернутся в Нью-Орлеан в кандалах. Разные стороны земного шара, а текст один. Вот что трансперсональный опыт делает.

Так что же он сделал с нашими героями? Что нашептал, что сообщил им помимо их разумения — хитрым, одному искусству ведомым способом? А то и нашептал: «Вор не работает, а живет в почете, и «грев» на зоне у него особый, и хвост на него задирать никто не смей». Чем не идеал жизни? Чем не баронство?

В нашем обществе в «элиту» ведут всего несколько путей: через власть и деньги, причастность к преступному миру и работу на телевидении. Через выслугу, как у Портоса, через общественно полезное деланье — пока не очень. И коллективное бессознательное получателей номеров это чувствует.

А что их «воровство» фальшивое, как та Портосова перевязь, это так и должно быть. Ведь изначально слово «вор» имело в русском языке совсем другое значение. «Ты мне не государь, ты вор и самозванец», — кричит Пугачеву комендант крепости в пушкинской «Капитанской дочке». Вор — это кто врет, воровать — значит врать, прикидываться.

Что ж, проблема понятна, поищем пути решения. У меня их два. Первый — формирование не криминально-властных, а трудовых, служилых элит. Путь второй, попроще: избегать в автомобильных номерах значащих сочетаний. А то мало ли… Русский язык — не китайский, слов из трех букв в нем не так много, но все-таки они есть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть